Соловки. Возобновление обители

Последнее обновление страницы: 16.02.2013 20:20:32

Уже больше двадцати лет прошло с тех пор, как после 70-летнего перерыва возобновил свою деятельность Соловецкий монастырь. Для истории это срок небольшой, но для человеческой жизни – немалый. Не так много из нынешних соловецких паломников застали то время. Нам посчастливилось быть свидетелями и в некоторой степени участниками возобновления обители. Воспоминаниями о тех, теперь уже давних событиях, мы и хотим поделиться.

Впервые мы попали на Соловки в 1988 году. В то время мы ходили в турпоходы. Приближались «ноябрьские праздники», которые туристы традиционно использовали для вылазки на природу. Обсуждая, куда можно податься в осеннее межсезонье в нашем болотистом крае, один из членов нашей туристской группы предложил Соловецкие острова, на которых он как-то побывал. Так мы и оказались впервые на Соловках.

Второй раз мы прилетели на Соловки в Крещенские дни 1990 года. Стояли ясные морозные дни. Одно из незабываемых впечатлений: вышли мы по утру с фотоаппаратом из «Соловецкого Кремля» так его тогда называли – чтобы сфотографировать его со всех сторон. Пока обходили – уже наступил закат. И неудивительно: от Соловков до Полярного круга всего 165 км.

Тогда мы узнали, что Соловецкому музею очень нужны экскурсоводы на летнее время, для подготовки которых в Архангельске были организованы специальные курсы. И с началом навигации мы приехали на Соловки уже в новом качестве – экскурсоводов Соловецкого музея-заповедника. Водили экскурсии по «памятникам архитектуры», и даже в мыслях не было, что эти «памятники» скоро заживут своей первоначальной жизнью.

А между тем на Соловецком острове уже действовала православная община, зарегистрированная 14 апреля 1989 года Советом по делам религий при Совмине СССР. Собственно говоря, от этой даты и можно отсчитывать историю возобновленного Соловецкого монастыря. Для окормления верующих на Соловки был командирован настоятель храма прп. Сергия Радонежского села Ширша (в нескольких километрах от Новодвинска) игумен Герман (Чеботарь), ставший с 19 мая 1990 года уже постоянным священником и председателем этой общины. Будучи сам родом из Молдавии, и нареченный при монашеском постриге еще в семинарии в честь преподобного Германа Соловецкого, мог ли он предполагать, что ему самому доведется идти по стопам своего тезоименитого предшественника – стать возобновителем Соловецкой обители? Вскоре к нему присоединился его родной брат, иеромонах Зосима (назначен 5 октября 1990 года), постриженный в честь первого соловецкого игумена, и до весны 1992 года эти два монаха собственно и представляли собою возобновленный Соловецкий монастырь.

Между тем, в документах, хранящихся в монастырском архиве, с сентября 1990 года речь уже идет не об общине верующих, а именно о монастыре. А 25 октября 1990 года Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение открыть Соловецкий Зосимо-Савватиевский ставропигиальный мужской монастырь. Эта дата и считается официально днем возобновления Соловецкого монастыря. Временно исполняющим обязанности наместника был назначен игумен Герман. Здесь нужно пояснить: ставропигиальным называется монастырь, настоятелем которого является Святейший Патриарх; управляет монастырем он через своего «представителя», называемого наместником.

Сейчас, глядя на благолепие и обустроенность Соловецкого монастыря, трудно представить, какие испытания пришлось пережить первым соловецким монахам, и сколько трудов выпало на их долю. Когда отец Герман только прибыл на остров, то ему не давали возможности не только совершать богослужения, но даже не имел он «где главу подклонить» 1). Монастырь был доступен ему не более, чем экскурсантам. Богослужения и требы поначалу совершались в жилых помещениях. Потом выхлопотали Филипповскую часовню на берегу моря (это первая часовня, которую встречают паломники на пути к монастырю от поселковых причалов). Часовня была освящена 2 июля 1989 года, и все богослужения стали совершаться в ней. А 27 сентября 1990 года, в праздник Крестовоздвижения, Соловецкому монастырю были переданы «в безвозмездное пользование» 2-й и 3-й этажи трехэтажного корпуса – «недвижимого памятника истории и культуры», – расположенного в Северном дворике монастыря у Никольских ворот. Второй этаж приспособили под домовую церковь: соединили две большие комнаты, прорезав стену между ними широкой аркой, и с конца октября 1990 года в ней начались ежедневные богослужения. Там было тепло и уютно, и храм этот любили все прихожане и паломники. На третьем этаже корпуса расположилась гостиница для паломников. Первый же этаж продолжал занимать продовольственный магазин, называемый в народе «Кремлевским» (поскольку находился в стенах «Соловецкого Кремля»).

К этому времени в Наместническом корпусе, разделяющем собой Северный и Центральный дворы монастыря, большая часть первого этажа была передана монастырю (там находились братские кельи, братская трапезная, кухня, подсобные помещения, в подклете – овощехранилище); меньшая же часть этажа принадлежала музею (там был отдел научной пропаганды, заведовавший экскурсоводами). На втором и третьем этажах по-прежнему располагалась поселковая гостиница. Восточную часть второго этажа занимал местный «дом культуры», который каждый субботний вечер врывался в тихую монастырскую жизнь оглушительными дискотеками, сопровождавшимися многими безобразиями, происходившими на глазах у братии. В заявлении на имя председателя районного совета пос. Соловецкий и генерального директора музея-заповедника братия подчеркивали: «Считаем оскорбительным плясание на месте духовных подвигов и месте мучений тысяч невинно репрессированных людей».

Наличие магазина прямо под храмом также не способствовало спокойной монастырской жизни: грохот грузовых машин, хождение людей, зачастую в нетрезвом состоянии, продажа, а нередко и распитие в магазине спиртных напитков. Кроме того, в центре Северного дворика, в бывшем Кожевенном корпусе монастыря, находился коммерческий винный магазин. Всё это и многое другое вынуждало братию монастыря неоднократно обращаться к музейному и поселковому начальству, в Архангельскую епархию и даже в Московскою Патриархию с просьбой помочь устранить эти беззакония. «По вечерам воспитанные без страха Божия подростки в стенах монастыря устраивают гулянки, сквернословят, дерутся, бьют стекла и фонари, ломают замки, гоняют на мотоциклах… Греховная мирская жизнь, происходящая буквально у стен монастыря, создает искушения, которые, к несчастью, некоторые из послушников не смогли преодолеть и уехали с острова», – писал в рапорте Святейшему Патриарху в декабре 1991 года игумен Герман.

Водворение святой обители на Соловках ознаменовалось «огненными искушениями». 8 или 9 октября 1990 года, когда отец Герман уехал на несколько дней в свой бывший приход на престольный праздник (прп. Сергия Радонежского), была подожжена и ограблена его келья. Поджигатель включил электроплитку, обложил ее тряпками, но огонь не успел сильно разгореться – отключили электричество в монастыре. Сам пожарный рассказывал об этом, как о чуде. А неделю спустя, 16 октября, была подожжена и сгорела крыша бывшей Преображенской гостиницы, что возле бухты Благополучия, из которой в те дни выводилась находившаяся там воинская часть – так здание с тех пор и стоит без крыши. И нас, экскурсоводов, даже специально предупреждали об опасности поджогов.

Но несмотря на все трудности, жизнь постепенно налаживалась. Ежедневно совершалась молитва; очень медленно, но все же наполнялся храм прихожанами. Почти каждое воскресенье после литургии совершалось крещение: крестили и детей, и взрослых, причем, кажется, с самого начала полным погружением в Святом озере. Практически все местные жители, которые хотели креститься, были крещены о. Германом и о. Зосимой в это время.

Первый раз храм оказался до отказа наполненным в январе 1991 года, на Рождество Христово. Но как раз за несколько дней до праздника на братию обрушился грипп. Отец Герман был с высокой температурой и совсем без голоса. Из послушников на ногах был только один, который всю ночную службу и пел, и читал. Отец Зосима уехал в Архангельск, и служить пришлось отцу Герману, который все возгласы произносил шепотом и еле держался на ногах. Пришедшие на службу из любопытства были, конечно, разочарованы и скоро ушли, но человек 20 постоянных прихожан стали свидетелями того, как к утру у батюшки появился голос, и он произнес проповедь о помощи Божией, которая всегда приходит в благом деле, каким бы трудным и безнадежным оно ни казалось. Лишь бы была вера!

В то время, как земля Соловецкая стала вновь освящаться монашеской молитвой, музейные и поселковые власти производили иногда противоречащие христианскому духу действия, порой даже кощунственные. Уже было принято решение о поэтапной передаче памятников архипелага во владение монастыря, когда начал осуществляться проект приспособления монастырских храмов и корпусов для мирских нужд, согласно которому в подклетах Троицкого собора, где покоятся останки многих Соловецких подвижников, намечалось устроить трансформаторную подстанцию; под алтарем Никольского храма – санузлы; в Александровской часовне, что у стен монастыря, – разместить электрощитовую канализационной насосной станции. Но молитвами Соловецких святых, молениями и хлопотами современной братии монастыря, милостию Божией эти кощунственные проекты не осуществились. Напротив, светские организации, занимавшие монастырские помещения, постепенно уступали место законному владельцу: все магазины из Северного дворика переехали за пределы монастыря, и на первом этаже корпуса у Никольских ворот, под домовой церковью, теперь братская трапезная и кухня; весь Наместнический корпус принадлежит монастырю: в нем расположены братские кельи и некоторые монастырские службы.

Надо сказать, что большинство соловчан не были отрицательно настроены к возвращению Церкви на архипелаг. По данным опроса населения, проведенного в апреле 1990 года, из 640 опрошенных только 69 были принципиально против передачи островов Церкви.

Как только монастырь возобновил деятельность, стали приезжать паломники из ближних и дальних мест. Немало людей обрело здесь духовное пристанище. У многих отсчет времени жизни начался с Соловков 90-х годов. И от многих приходилось слышать, что на Соловки приезжают, как домой. А дома живут ожиданием следующей поездки на Соловки.

Для паломников, приезжавших в монастырь еще в первые годы, за радостью неведомы были скорбные стороны жизни братии. Для многих гостей обители не существовало здесь ничего отрицательного. Богомольцы видели только чудо возрождения святой обители, и оно захватывало их целиком. На глазах оживало мертвое; скорбно молчавшее долгие годы начинало подавать голос; безвозвратно ушедшее в прошлое – возвращаться. Всё в обители дышало любовью, и любое дело, творимое во благо ее, приносило великое утешение душе.

Многие испытания пришлось пережить первым соловецким монахам, и много трудов выпало на их долю. Но всё, чего касалась рука Церкви, чудесным образом преображалось; то, что раньше наводило уныние своей заброшенностью – вдохновенными трудами и молитвами приведенное в порядок, начинало источать мир.

Прошел первый год жизни монастыря. Подготовительный этап закончился. Был храм, хоть небольшой; было жилье для братии, хозяйство.

9 февраля 1992 года Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II наместником Соловецкого монастыря был назначен игумен Иосиф (с 21 августа 1992 года – архимандрит). На Соловки он был переведен из Иоанно-Богословского монастыря под Рязанью, где исполнял обязанности эконома. У отца Иосифа был уже значительный опыт в деле восстановления монастырей. До Иоанно-Богословского монастыря он участвовал в возрождении Свято-Данилова монастыря в Москве, Оптиной пустыни.

Поставление нового наместника совершил в домовом храме обители епископ Владимирский и Суздальский Евлогий (ныне архиепископ), в то время председатель Синодальной комиссии по делам монастырей. В день поставления впервые в надвратной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы был совершен водосвятный молебен.

Новый наместник сразу же начал активные переговоры с дирекцией Соловецкого музея-заповедника о возвращении монастырю храмов, келейных корпусов, хозяйственных построек, принадлежавших ему прежде. Одной из первых монастырю была возвращена надвратная Благовещенская церковь (1601 г.). Этот единственный сохранившийся во всех испытаниях соловецкий храм, находящийся над главными, Святыми вратами обители, и единственно пригодный для Богослужения как в зимнее время (есть печь), так и в летнее. И в нем единственном уцелела настенная роспись (XIX в.), каркас иконостаса. Правда, иконостас был совершенно пуст – ни одной иконы. Частично пришлось заполнить его новыми иконами (праздничный ряд), а две большие иконы – Благовещение Пресвятой Богородицы (копия с храмовой иконы XVII в.) и Преображение Господне (XIX в.) – выдал музей из своих фондов монастырю во «временное пользование». Впоследствии храм преобразился стараниями иконописцев, резчиков, художников: написаны и вставлены в иконостас недостающие иконы, вырезаны из дерева новые Царские врата по подобию тех, которые были здесь в прежние монастырские времена, с узорной надписью по бокам об истории их создания; врата и весь иконостас заново позолочены.

5 апреля 1992 года наместником монастыря игуменом Иосифом было совершено малое освящение надвратной Благовещенской церкви. А 7 апреля, в престольный праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, была отслужена первая за много лет праздничная Литургия в обновленном храме; вечером того же дня состоялся первый постриг в монашество двух насельников возобновленной обители. Имена постригаемым давались по жребию: одному из них досталось имя Савватий, в честь преподобного Савватия, первооснователя соловецкого, другому – Елеазар, в честь преподобного Елеазара Анзерского, основателя Свято-Троицкого скита на острове Анзер. Теперь все три первоначальника соловецких, преподобные Зосима, Савватий и Герман, стали иметь тезоименитых последователей из числа современной братии. С тех пор наречение имен по жребию из числа Соловецких святых при монашеских и иноческих постригах стало традицией в монастыре.

Много можно было бы рассказывать о первых днях Соловецкой обители, первых службах, первых событиях, первых помощниках… Эта неизгладимая благодарная память прорезывает годы, являясь основанием, на котором созидается все последующее, тем светом, который освещает все происходящее в дальнейшем.

Самым важным событием в жизни монастыря со времени его возобновления было возвращение в обитель святых мощей ее основателей: преподобных Зосимы, Савватия и Германа. Мощи их в сентябре 1925 года были вскрыты и осквернены органами ОГПУ и сначала хранились в историко-археологическом отделении музея Соловецкого общества краеведения, созданного при Соловецком лагере, а после закрытия лагеря в 1939 году были переданы в Центральный антирелигиозный музей в Москве (ЦАМ). После его упразднения в 1946 году большая часть фондов, среди которых были и мощи Соловецких основателей, была передана в Государственный музей истории религии и атеизма, располагавшийся в Казанском соборе Ленинграда.

16 июня 1990 года, на 7-й день после Интронизации Святейшего Патриарха Алексия II, состоялась торжественная передача мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа Русской Православной Церкви. Мощи временно были установлены в Троицком соборе Александро-Невской лавры – в то время Соловецкий монастырь еще не был передан Церкви. И только тогда, когда монастырь «встал на ноги», появилась возможность вернуть мощи его основателей под кров родной обители.

Событие это произошло в юбилейном для человечества 7500-м году от Сотворения мира, от Рождества же Христова 1992-м. 20 августа святые останки преподобных Зосимы, Савватия и Германа прибыли на корабле к Соловецкому берегу в сопровождении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и множества гостей. Впервые за всю многовековую историю обители Первосвятитель Русской Православной Церкви посетил Соловецкую землю.

Сразу по прибытии мощи были помещены в главном храме монастыря – Спасо-Преображенском соборе, где проходили праздничные богослужения, а затем – в постоянно действующем Благовещенском храме.

Август 1992 года незабываем. Множество паломников, духовенства и мирян, прибыло тогда на священный остров. Монастырь как будто вернулся в те времена, когда ничто не нарушало течения его многотрудной, невидимой мирскому взору жизни. Праздничные патриаршие богослужения совершались в Преображенском соборе – ободранном, изъязвленном многими беззакониями страшных времен соловецкого лагеря, но невидимо духовно преобразившемся в те дни, словно былое великолепие вернулось к нему: собор сиял огнями свечей, красотою священнических облачений, теплотою сердец человеческих, и ликовал многоголосным торжествующим пением.

Теперь день 21 августа стал днем празднования не только первого (1566), но и второго (1992) перенесения святых мощей соловецких первоначальников, и теперь это стал праздник не только преподобных Зосимы и Савватия, но и преподобного Германа, в равном подвиге подвизавшегося с ними. Наконец произошло то, что давно назревало в духовных глубинах Церкви: соединилось воедино почитание всех трех основателей славной Соловецкой обители (до тех пор преподобному Герману уделялась меньшая честь по сравнению с его сподвижниками), и вместе, под одной сенью, упокоились их многоцелебные мощи.

Во время праздничной Литургии 21 августа Святейший Патриарх Алексий II возвел наместника монастыря игумена Иосифа в сан архимандрита, совершил награждение за труды по восстановлению обители игуменов Германа и Мефодия, иеромонахов Зосимы и Елеазара. 22 августа Святейший Патриарх освятил архиерейским чином надвратную церковь Благовещения Пресвятой Богородицы и совершил первую хиротонию в стенах возрожденной обители, рукоположив инока Иринарха в сан иеродиакона.

В этот же день вечером гости покидали Соловецкую обитель. Когда катера отчаливали от монастырской пристани, над монастырем распростерлась радуга, основанием своим цепляющаяся за вековые валуны неприступной соловецкой крепости. Это было свидетельство явного благоволения Божия к происходившему на Соловках в те достопамятные дни.

Николай и Елена
АНДРУЩЕНКО.

Фото авторов.

Написано в 2009 году для газеты «Корабел», опубликовано с небольшими сокращениями в № 69, 71, 73, 75.

Примечания

1) Лк. 9:58.

Материалы по данной теме:

Дополнительные материалы: