21 августа 1992 г:
Проповедь игум. Мефодия, настоятеля Московского подворья Соловецкого монастыря,
на Божественной литургии в день празднования перенесения мощей
прпп. Зосимы, Савватия и Германа Соловецких

Последнее обновление страницы: 19.08.2012 14:28:52

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь!

Славный день переживает сегодня Соловецкая обитель. Первосвятитель Церкви Русской, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий совершил перенесение честных и многоцелебных мощей преподобных основателей древнего Соловецкого монастыря на место их подвигов, туда, где когда-то более пяти веков назад положили они основание нашей обители.

И воистину, братия и сестры, осмысливая сегодня это великое и полное духовного таинства событие, вспоминаются слова списателя подвигов преподобного Сергия Радонежского. А он сказал: «Духовно крепки бывают те обители, которые основаны на слезах, молитвах и подвигах пустынников и отшельников». И полностью, братия и сестры, слова эти пророческие можно отнести к нашей обители. Ибо чем был Соловецкий остров до пришествия на него преподобных Зосимы, Савватия и Германа? Это была истинная северная пустыня. Это был необитаемый и суровый край, где не жил человек, куда только изредка приплывали жители Поморья для того, чтобы остановиться здесь на некоторое время для ловли рыбы и приготовления некоторых запасов и вновь покинуть этот остров.

Преподобный Герман первым открыл его как обиталище для удобного проживания иночества. И вот, приехав на этот остров и вкусив здесь сладость жизни пустынной, но поняв, что одному здесь пребывать очень сложно, он решил ждать того времени, когда Господь пошлет ему спостника, когда Господь пошлет ему сподвижника, дабы вдвоем или втроем удобнее было здесь проводить полную подвигов отшельническую жизнь.

И Господь не замедлил исполнить прошение праведника. На побережье Поморское явился инок Савватий, который до этого усердно проходил свой иноческий подвиг сначала в Кирилло-Белозерском монастыре, потом – уже на более суровом острове Валааме. И в Кирилло-Белозерском, и в Валаамском монастыре многими подвигами и славой от окружающих засвидетельствовал Савватий высоту своего подвига. Но ища жизни более уединенной, лишенной славы от человек и направленной только на воспевание единого Бога, во Святой Троице славимого, пришел он на Поморский берег, где расспрашивал здешних обитателей, где возможно найти уединенное место.

И вот здесь Господь свел двух подвижников, будущих преподобных Германа и Савватия. Увидев в Савватии будущего своего помощника, будущего своего спостника, преподобный Герман рассказал ему о чудном Соловецком острове, который является самым удобным, абсолютно безлюдным, имеющим всё необходимое для жизни: пресную воду – хотя и находится посередине морской пучины; имеет всё для того, чтобы удобно проходить здесь монашеский подвиг.

И вот два инока на небольшом утлом суденышке – карбасе – переплывают бурное море Белое и вселяются там, где ныне мы собрались для того, чтобы прославить их память. Здесь, на этом острове, возжигается лампада усердной монашеской отшельнической молитвы. И, как древние обитатели Египетской пустыни, начинали свое житие иноки в кущах, т. е. в палатках, в обиталищах, которые они создавали из ветвей деревьев, из валежника, из сухого хвороста; затем построили малую келью.

Но враг спасения рода человеческого, хоть и знал и видел, что это усердные подвижники, но не терпел их подвигов, и через различных людей посылал искушения. Никому не нужен был до этого остров пустынный, никого он не интересовал особенно: был он суров и дик. Но как только поселились иноки – нашлись те, кто посчитал этот остров своим, кто посчитал монахов, которые никому никогда не делали зла, которые радели только о спасении своей души – нашлись те, кто посчитали их захватчиками своих территорий. И вот явились рыболовы, явились жители Поморья, которые считали этот остров своим. А враг разжигал злобой их сердца, и чинили они самые различные козни преподобным.

Но удивительное событие, чудесное событие избавило их от этих претыканий. На горе Секирной появилось семейство рыбака, которое воздвигало свои притязания на островные земли. И вот однажды, когда преподобный Савватий вышел из своей малой кельи для того, чтобы покадить крест, который они воздвигли в знак своего молитвенного подвига, услышал страшные, громкие и ужасающие крики. Удивившись и ужаснувшись, подвижник вернулся в келью и попросил Германа узнать: что это такое, кто издает эти страшные крики. Преподобный Герман пошел по благословению своего спостника – и что же он видит? Он видит бегущую в ужасе жену рыболова, которая кричит о том, что светоносный юноша высек ее и сказал: «Невозможно вам здесь жить, ибо место это определено для жития иноков». Это было первое знамение воли Божией над этим островом, это было первое знамение благословения Божия на то, чтобы в этом святом месте воздвигнута была иноческая обитель.

В течение шести лет подвизались Герман и Савватий здесь, в этом диком и суровом крае. В течение шести лет только краткие выезды на материк совершал Герман для того, чтобы пополнить запасы продовольствия. И вот когда в очередной раз отъехал он на материк, преподобный Савватий оставшись один, почувствовал приближение кончины. Тогда еще не было храма здесь, не совершалась Божественная литургия, и подвижник возжелал всей душей, хотя бы пред отшествием своим в иной мир, вкусить небесного брашна, вкусить, причаститься Святых Христовых Таин. И вот, положившись на волю Божию, в суровую погоду пустился он через море и достиг селения Сорóки на побережье Поморья, где по милости Божией оказался путешествовавший некий игумен Нафанáил, который и преподал Святые Тайны готовящемуся к отшествию преподобному Савватию. [...] душею ко Господу. Тело же его, многотрудное и претерпевшее многие подвиги, погребено было в этом же селении.

И остался вновь преподобный Герман в одиночестве. Но Господь и вновь ненадолго оставил подвижника пребывать одному, ибо встретился ему монах Зосима, который промыслом Божиим не соединился в земной жизни с преподобным Савватием, но явился духом продолжателем его подвигов. И вновь утлое деревянное суденышко несет на этот славный остров двух подвижников. И вновь орошается земля Соловецкая слезами молитв монашеских. Вновь оглашаются пределы Соловецкого острова жаркой молитвой двух подвижников.

Но чудное видение, которое испытал будущий первый Соловецкий игумен Зосима, – видение на воздусях прекрасной церкви возвестило ему о том, что здесь будут не только два инока, что со временем благолепная обитель освятит эти места. Постепенно стали стекаться к ним ревнители благочестия, ставились малые деревянные кельи – и вскоре возникла необходимость строительства храма, ибо не могли подвижники пребывать без духовного утешения в причащении Святых Христовых Таин. И была воздвигнута малая деревянная церковка во имя Преображения Господня и святителя Николая. И поспешил один из братьев обители к владыке Новгородскому, дабы испросить антиминс, дабы испросить игумена в новую утвержденную Спасо-Преображенскую обитель. Владыка благословил антиминс и прислал игумена в обитель. Но прислал его из иноков новгородских. И показалось суровым для новгородского игумена житие на Соловках. И пожив здесь некоторое время, возвратился он восвояси. Так же поступил и другой присланный из Новгородчины игумен.

И вот тогда задумались братья: как же быть нам? Не могут терпеть нашего трудного жития пришлые иноки. Испросим у Владыки благословения, дабы стал нашим игуменом наш же основатель обители Зосима. И вот испросили они этого благословения, но, зная смирение преподобного, попросили епископа, дабы он сам призвал Зосиму для поставления. И выехал старец, и произведен был в игумены, и начал окормлять братию свою словом Божиим, любовью и своим примером.

Первая же литургия, которую совершал преподобный Зосима в обители, была ознаменована чудом. Были здесь на острове в это время купцы, которым преподобный и благословил просфору после литургии. И вот, проявив некое нерадение, потеряли эту святыню купцы. И пес, бегавший здесь, подбежал к просфоре, желая ее угрызть. Но Господь не дал святыни на попрание: огненный столб поднялся от святой просфоры и не дал животному ее схватить. И видели это многие.

Вот таково было начало нашей обители, возлюбленные отцы, братья и сестры. И сколько дивных событий, чудес случилось здесь, в этой славной обители в течение пяти веков ее бытия! Сколько дивных подвижников здесь возносило молитвы к Богу! Сколько светильников вышло из этой обители! Святейший Патриарх Никон принимал монашеский постриг в Свято-Троицком скиту на острове Анзере. Святитель Филипп, митрополит Московский, твердый стоятель за веру, обличитель власти светской в ее жестокостях – 18 лет был игуменом этого дивного монастыря. Сколько трудов положил он для того, чтобы украсить его благолепными храмами, для того, чтобы преобразить всю природу Соловецкую, для того, чтобы свет Преображения осенял и души подвизавшихся здесь иноков, и все окрестности обители!

Много и скорбей довелось пережить нашему монастырю. Ибо 20-е годы стали для него временем (огненного? подлинного?) искушения. Здесь, в этом храме, где мы с вами находимся, томилось много узников. В три этажа размещались здесь нары для тех, кто был согнан сюда немилосердными правителями, жестокими гонителями веры православной. Много святителей православных, пастырей, благочестивых мирян нашли здесь свою Голгофу. И святые их души, очистившись страданиями, мучениями и скорбями, здесь вознеслись в обители Отца Небеснаго.

Но молитвенные слезы и подвиги, и предстательство тех, кто некогда основал этот дивный монастырь, победили, возлюбленные братия и сестры. И мы сегодня являемся с вами свидетелями этой великой победы.

Естество человеческое, немощное и грешное, не может сейчас вместить всего величия этого славного дня. И мы, иноки этого монастыря, можем только благоговейно молчать и обливаться слезами, благодаря Спасителя нашего, и предстоятеля Церкви нашей Святейшего Патриарха Алексия, через которого великая милость Божия излилась на наш монастырь. Вновь раки основателей обители нашей утвердились в этом храме. И мы с вами, те, кто собрался сюда в этот день, можно сказать, со всей Руси великой – ибо я знаю, что здесь, в этом храме, находятся архипастыри, пастыри и благочестивые миряне из самых разных уголков нашей огромной страны: из Москвы, Санкт-Петербурга, Владимира, Твери, из Сибири, из Молдавии – откуда только Господь не прислал сюда молитвенников! – мы радуемся этому дивному событию, мы благодарим Спасителя за этот великий дар, мы благодарим Святейшего Патриарха за эти славные труды и благословения и веруем, что вновь молитвами преподобных возобновится слава этой обители.

Аминь!

НазадВперед