Жизнеописание святителя Маркелла, архиепископа Вологодского и Белоезерского,
игумена Соловецкого.
Доклад на конференции «Духовное и историко-культурное наследие Соловецкого монастыря: XV–XX вв.»
15 сентября 2010 г.

Н. А. Андрущенко, Е. Н. Андрущенко
Редакционно-издательский отдел Соловецкого монастыря
г. Северодвинск

Последнее обновление страницы: 16.02.2013 20:23:05

На этом месте Вы должны видеть флэш-плеер

Несколько лет назад в Соловецком монастыре была начата работа по подготовке нового издания Соловецкого патерика, в который предполагается включить жизнеописания святых, не входившие в состав Патерика 1873 года. Один из таких святых – игумен Маркелл, возглавлявший Соловецкую обитель с 1640 до 1645 года и ставший впоследствии архиепископом Вологодским и Белоезерским.

Отдельные разрозненные сведения о нем встречаются в описании различных событий, имевших место в Соловецком монастыре и Вологодской епархии, но целостного жизнеописания его не было. В нашем докладе мы хотим дать представление, насколько возможно, об этом святом.

За всю пятивековую историю Соловецкого монастыря (до его закрытия в 1920 году) обителью управляли 68 игуменов и архимандритов. В лике святых прославлено из них семь: Зосима, Филипп, Иаков, Антоний, Иринарх, Маркелл (который был 36-м игуменом) и последний архимандрит – преподобномученик Вениамин. Насколько почитался Маркелл в прежнем Соловецком монастыре – неизвестно. Во всяком случае, имя его отсутствует в рукописи начала XIX века «Верное и краткое исчисление… преподобных отец Соловецких»; не упоминается его имя и в «Соловецком патерике». Однако при составлении списка «Всех святых, в земли Российстей просиявших», опубликованного в 1987 г. в «Зеленой Минее», имя его было внесено составителями в этот список [71, с. 359].

Богу угодно было явить миру Своего подвижника. Обращению внимания на личность святителя Маркелла послужило обретение в 2003 году его святых мощей, почивавших в Соловецком монастыре в церкви прп. Германа под спудом. В настоящее время в Соловецком монастыре святитель Маркелл весьма почитается.

О происхождении Маркелла и начале его иноческой жизни сведений не сохранилось, но в вечном заупокойном синодике Соловецкого монастыря поминался «род игумена Маркелла Соловецкого: Иакинфа, Иоанна, Илии, Евдокии, Лукиана, Марии, Алексия, Татианы, Козмы, Стефана, Панкратиа, Феодосии, инока Мисаила, свяшенноинока Иннокентия, игумена Леонида, Артемия» [67, л. 119]. Весьма вероятно, что Маркелл начал подвизаться в Соловецком монастыре еще при преподобном игумене Иринархе, возглавлявшем обитель в 1614–1626 годах, и что был он соловецким пострижеником. В хозяйственных книгах монастыря говорится о том, что в 1630–1634 годах приказчиком монастырского соляного промысла в Чупской губе 1) был старец Маркелл [100, л. 227, 256–256об., 265об.]. Там он построил две новые соляные варницы [93, л. 14 об.–15]. В 1634–1638 годах Маркелл был приказчиком Соловецкого подворья в Вологде, а в 1638–1640 годах – его строителем (начальником) [94, л. 2, 98; 95, л. 1, 139об.; 97, л. 2; 101; 102, л. 31; 103, л. 9]. Тогда им была перестроена старая подворская деревянная церковь во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких [96, л. 5, 8об., 9об.–10]. Скорее всего в этих документах речь идет об одном и том же лице – будущем игумене Маркелле.

Игуменство было предсказано Маркеллу в чудном видении во время несения им вологодского послушания. В одну ночь видит он во сне, будто находится в Соловецкой обители, в церкви Преображения Господня. Сотворив молитву, он стал у западной стены храма. И вот, видит перед Царскими вратами лестницу, одним концом касающуюся земли, а другим – уходящую под самый купол. И по этой лестнице сходит преподобный игумен Иринарх и становится пред Царскими вратами. И тут вдруг видит Маркелл стоящего возле игуменского места игумена Варфоломея 2). Иринарх, взглянув на Варфоломея, подошел к нему, взял посох из его руки и сказал ему со властию: «Довольно ти есть брате! Несть бо сие твое дело». Затем взглянул на Маркелла, с удивлением наблюдавшего за происходящим, и обратился к нему: «Приближися семо, Маркелле! И возьми посох сей». Тот с поспешностью подошел к Иринарху, поклонился ему до земли, и преподобный вручил ему посох и благословил его. Маркелл, приняв посох, снова поклонился и отошел на свое место. Воспрянув от сна, он удивился виденному и сказал в себе: «Что убо будет сие?» По прошествии же немногого времени повелением Государя Михаила Феóдоровича игумен Варфоломей был отставлен от управления монастырем, а через год 3), в 1640 году, соловецким игуменом был поставлен избранный монастырской братией «достойнейший иеромонах Маркелл» [25, л. 5об.–6об.; 68, л. 329об.–330; 48, с. 137–138; 16].

Известно еще одно знаменательное событие, связывающее имена двух игуменов – Иринарха и Маркелла. Однажды, в 1-й день мая 1643 года, некоему труднику Иоанну Емельянову, несшему послушание в кузнечной монастырской службе, явился во сне старец, в котором Иоанн узнал игумена Иринарха. Преподобный, благословив Иоанна, сказал: «Рцы игумену, яко старцы живут неподобно, сего ради постигнет их Божие наказание, востанет бо о пятидесятом дни туча снежная велия и будет мраз: дабы игумен и братия молилися Богу и около монастыря творили крестное хождение и молебная совершали пения Всемилостивому Спасу, Пречистей Богородице и преподобным отцем Зосиме и Савватию; аще ли же не послушают и молебнов совершати не будут, то имú ми веру, яко роспуску лодиям и на службы братии и миряном на промыслы не будет 4) до Ильина дни 5)» [25, л. 8об.–9; 68, л. 332об.–333; 48, с. 140]. Утром Иоанн поведал о видении братии и многим трудникам, однако они не поверили услышанному. Когда же наступила суббота 7-й недели по Пасхе, канун праздника Пятидесятницы 6), то повелением Божиим внезапно поднялась сильная буря, «и нáйде туча снежная, продолжавшаяся три дни и три нощи, снега ниспало зело много, и насташа мразы велицыи, от яковых и лежаше той снег на земли дней двадесять» [25, л. 9; 68, л. 333; 48, с. 140]. И увидели не верившие видению, что сбылось проречение святого игумена Иринарха. Один из иноков, Трифон, прозываемый Корешок, возвестил об этом игумену Маркеллу. Игумен же призвал к себе самого Иоанна, который подробно рассказал ему о видении. И тогда игумен Маркелл повелел всем молить Всемилостивого в Троице славимого Бога, и стали совершать крестное хождение вокруг монастыря и молебное пение Всемилостивому Спасу и Пречистой Богородице, и преподобным отцам Зосиме и Савватию. Когда же совершили сие, начали петь панихиду над гробницей преподобного Иринарха. И по завершении ее в тот же час «хлад преложися в теплоту, и дождь благотворный велий на землю спадé и проливашеся весь день той, до самыя нощи: на утрие же бысть солнечная теплота велия, губа морская от льдов вскоре очистилась и езеро растаяло». Игумен же с братией и все живущие в киновии, видя такое милосердие Божие, прославили Бога, и Пречистой Богородице и святым угодникам Его воздали хвалу [25, л. 8об.–9об.; 68, л. 332об.–334; 48, с. 140].

Согласно историческим описаниям Соловецкого монастыря, настоятелю Маркеллу в 1641 году, в 4-й день августа, царь Михаил Феóдорович, «тщательнейший о благочестии попечитель, повелел в церкви Преподобных отец Зосимы и Савватия 7), где опочивают чудотворныя их мощи, отправлять ежедневную Литургию и прочую по Церковному уставу службу» [21, с. 139; 22, с. 64; 23, с. 65]. Эта традиция поддерживалась вплоть до закрытия монастыря в 1920 году.

Видимым свидетельством деятельности игумена Маркелла в Соловецком монастыре является построенная в 1642 году и сохранившаяся до наших дней одностолпная каменная портная палата, или «швальня», в нижнем этаже которой было устроено два жилых помещения: в одной половине жили «рубашечные швали, недороски» (т. е. ученики портных), в другой – караульные Никольских ворот [39, с. 49; 22, с. 65; 23, с. 65–66; 38, л. 16об.].

Не оставлял своей заботой игумен Маркелл и Соловецкое подворье в Вологде, где он проходил послушание в течение последних лет перед тем, как стал настоятелем монастыря. Подворье существовало еще со времен игумена Филиппа. Причиной его основания послужила перевозка на судах монастырской соли, «которой по жалованным грамматам Великих Государей ежегодно продавалось [Соловецким] монастырем до 130,000 пудов» [21, с. 426], и «складка» ее в Вологде, находившейся «на торговом пути из Москвы в Сибирь и Архангельск» [81, с. 48]. Главной частью подворья был Соляной двор, в котором в 1643 году игуменом Маркеллом были построены первые каменные здания, послужившие монастырским нуждам более 120 лет [13; 21, с. 426; 22, с. 65; 23, с. 66; 52, с. 44–45]. При подворье находились две деревянные церкви: холодная – во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, и теплая – во имя священномученика Климента, папы Римского [21, с. 426; 32, с. 117–118; 54].

В последующие столетия отобранный в результате секуляризации бывший монастырский двор неоднократно перестраивался до неузнаваемости. Сейчас на его месте находится средняя школа № 1.

Церковь во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких в первой четверти XVIII столетия сменила свое обличие с деревянного на каменное. В годы советской власти она была закрыта. В 1950-х годах в обезглавленном храме разместилась областная филармония, а после реконструкции здания в 1966 году, изменившей его до неузнаваемости, в нем обосновался кукольный театр «Теремок», существующий и доныне. Вход в театр сделан с востока через бывший алтарь храма.

В начале 1642 года, на третий год своего настоятельства, игумен Маркелл был вызван в Москву для участия в избрании нового первосвятителя Русской Церкви вместо почившего более года назад Святейшего Патриарха Иоасафа I 8), постриженика соловецкого [17]. Государем Михаилом Феóдоровичем были предложены шесть кандидатов на Патриарший престол: два архиепископа – Серапион Суздальский и Пахомий Астраханский, два архимандрита – Симонова монастыря Иосиф и Псковского Снетогорского – Макарий 9), и два игумена – Московского Богоявленского монастыря Иона и Соловецкого – Маркелл. Их имена были написаны на шести жребиях, запечатанных царской печатью и отосланных в соборную церковь, чтобы находившиеся там архиереи, помолившись, вынули перед чудотворной Владимирской иконой Пресвятой Богородицы один из жребиев – «кого Бог изволит и Пречистая Богородица изберет быти Патриархом». Было это 20 марта 1642 года, в 4-ю Неделю Великого поста. Жребий патриаршества пал на архимандрита Симонова монастыря Иосифа, который и возглавлял Русскую Церковь в течение 10 лет [41, с. 325–326, 610; 88].

Но архипастырство было предначертано Вышней десницей в судьбе игумена Маркелла, и в этой архипастырской должности он прожил значительную часть своей жизни. 21 июля 1644 г. Маркелл «поехал по государеву указу к Москве» [98, л. 35об.–36]. На Соловки он уже не вернулся – 16 января 1645 года он был рукоположен во епископа Вологодского и Великопермского с возведением в сан архиепископа 10) [72, стб. 731, 816; 19]. Это было в последние месяцы царствования Михаила Феóдоровича Романова.

В лице преосвященного Маркелла Святейший Патриарх Иосиф нашел единомышленника и соревнителя в охранении истинного христианского благочестия. В святительских грамотах епархиальному клиру архиепископ Маркелл увещевал в церквах Божиих службу совершать благоговейно, за курение и продажу вина в монастырских вотчинах грозил наказанием и духовным запрещением без пощады [26, с. 145–146; 14, с. 163–164]. Он также ввел в Вологде надзор за правильностью и качеством иконописания [61; 33, с. 88–89; 60; 82, с. 16–19].

Святитель Маркелл как достойный служитель Церкви был высоко ценим и Российскими Государями. Ранее упоминалось, что еще будучи соловецким игуменом, он рассматривался в качестве одного из шести кандидатов на патриарший престол. Теперь же, будучи архиереем, он в числе других иерархов нередко приглашался к Царскому двору для участия в решении важнейших церковно-государственных задач.

В то время снова был поднят давно наболевший вопрос о благочинии церковной службы. Уже около столетия церковные власти боролись с так называемым многогласием при отправлении общественного богослужения. Службы, совершаемые по уставу, казались длинными и утомительными. Чтобы их сократить и в то же время соблюсти все уставные требования, придумали и мало-помалу привыкли отправлять службы разом многими «голосами»: один читал, другой в то же время пел, третий говорил ектении, четвертый – возгласы… Из этого выходила такая путаница звуков, что почти ничего нельзя было разобрать. В 9-й день февраля 1651 года царь Алексей Михайлович призвал в свои царские палаты патриарха Иосифа и пятерых архиереев, в том числе в том числе Новгородского митрополита Никона (будущего Патриарха), который первым у себя в епархии запретил многогласие при совершении богослужений, и Вологодского архиепископа Маркелла, со всем освященным Собором. «И все присутствовавшие на совете с царем во главе уложили, чтобы во всем Московском государстве по церквам и монастырям пели чинно, безмятежно и единогласно, псалмы и Псалтирь говорили в один голос, тихо и неспешно, со всяким вниманием… чтобы певцы не пели в то время, когда священник говорит ектении и произносит возгласы, а священники не говорили ектений и возгласов, когда еще поют певцы… чтобы псаломщики не читали в то время, когда происходит пение… Тех же, которые начнут церковное пение и чтение совершать небрежно и петь и читать не единогласно, велено было ссылать под крепкое начало и смирять в монастырях монастырским смирением» [41, с. 362–366].

Преосвященный Маркелл уделял немалое внимание прославлению святых угодников Божиих и заботился о почитании их мощей. В сентябре 1649 года в Новоезерском Кириллове монастыре 11) при строительстве нового каменного храма было обнаружено захоронение основателя монастыря преподобного Кирилла Новоезерского [80, с. 858–859; 84, с. 36]. 7 ноября 1649 года совершилось обретение его честных мощей, которое возглавил архиепископ Маркелл. Прибыв в Новоезерский монастырь, он «велел при себе чюдотворца Кирила Белово с гроба землю очистити и тот гроб роскрыти и мощей и одежд досмотрети; и досмотря, перенесли в деревянную церковь Воскресения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и устроили, якоже подобает, и в той церкви … пели соборне вечерню и всенощное и заутреню, и перед литоргиею молебен со звоном Всемилостивому Спасу и Пресвятей Богородице и всем святым, и воду святили, и в ектеньях молили в Троицы славимаго Бога и Пречистую Его Матерь и всех святых» [80, с. 860]. Впоследствии, после построения каменной церкви, святые мощи были перенесены туда и почивали «на месте, идеже прежде в земли быша», источая чудеса. Перенесение мощей совершилось 22 августа 1652 года. В 1661 году для них была изготовлена новая серебряная рака, которую царь Алексей Михайлович грамотой от 21 октября того же года на имя архиепископа Маркелла повелел «внесть в церковь и над гробницею великаго чюдотворца Кирила Новозерскаго поставить по чину, подобающею честию» [84, с. 37–38].

Это были не единственные мощи, в судьбе которых принял участие благочестивый архипастырь. 10 июня 1650 года по его благословению в Преображенском Спасо-Каменном монастыре, что на Каменном острове Кубенского озера, были переложены мощи благоверного князя Иоасафа Каменского 12) в гробницу, устроенную в соборной каменной Преображенской церкви [75, с. 9, 51]. А в 1652 архиепископ Маркелл принимал участие в торжествах всероссийского масштаба – перенесении с Соловков в Москву честных мощей святителя Филиппа, митрополита Московского, бывшего игумена Соловецкого [49; 85, с. 97–102]. Несомненно, что, как и вся Соловецкая братия, преосвященный Маркелл лично почитал святителя Филиппа, и на келейные деньги архиепископа был создан образ митрополита-мученика, обложенный «серебром басмáнным 13); венец и цáта 14) серебряные, резные, позолочены», и поставлен в местном ряду иконостаса Вологодского Софийского собора «против архиепископля места» [74, с. 15].

Вологодский архипастырь совершал и паломничества по святым местам. Так, в 1650 году он «мая 22 дня по Государеву указу, а по своему обещанью… поехал на Устьвым Пермским чюдотворцем помолитись». Паломничество архиепископа к мощам трех Пермских святителей – Герасима, Питирима и Ионы – продолжалось до июля месяца. «Путешествие совершено было водою, на дощанике 15), имевшем длины 12½ сажен 16), за который заплачено было 38 рублей. На дощанике устроена была для архиепископа келья с тремя слюдяными оконцами и чулан для дорожных запасов. На случай опасности при тогдашних дальних переездах, куплено было в дорогу для огнестрельных орудий четыре фунта пороху и три фунта свинцу. Рабочих людей (“ярыжек”) на дощанике нанято было девять человек, с платою по 2 руб. 50 коп. человеку. Архиепископ взял с собою в дорогу из своей казны сто рублей денег и новые из индийской камки покровы для возложения на гробницы Пермских чудотворцев» [80, с. 862–863]. Видимым проявлением любви и благоговения архиепископа Маркелла к Пермским святителям было строительство и освящение в их честь деревянной церкви в Вологодском архиерейском дворе над Святыми вратами в 1649–1653 годах [80, с. 863].

В сентябре 1650 года архиепископ Маркелл предпринял путешествие в Москву, куда архиереи обыкновенно вызывались на целый год для служения и участия в соборных совещаниях. До наших дней сохранился дневник этого путешествия длиной 428 верст, из которого видно, насколько медленно и с какими трудностями и затратами совершались в то время подобные переезды [81, с. 48–50]. Поездка святителя Маркелла из Вологды в Москву заняла 12 суток. Приходилось подковывать лошадей, чинить экипажи, покупать необходимые для дороги запасы.

Вот некоторые выдержки из этого дневника.

«Сентября 11 на Комельскому ямý на обеде лошадем сена куплено на 5 алтын 17); овса на 3 алтына 4 денги; на обиходных людей квасу на 8 денег. На Обнорском ямý у архиепископля возка подмогу 18) наваривали; кузнецу за работу дано алтын…»

«Сентября 13 в деревне Корхове обедали; лошадем сена куплено на 3 алтына… постоялова 4 денги, квасу… и капусты на шти на 10 денег. Тогож числа в Даниловском ночевали… Архиепископля иноходца 19) подковывали кругóм 20) болшими неметцкими подковы; за подковы и за работу кузнецу плачено 4 алтына…»

Обращает на себя внимание то, что запись любого дня начинается с записи затрат на корм лошадям. Лошади как средство передвижения были главным объектом заботы путешественников. Судя по записям, в сутки было две запланированные остановки: обеденная и ночная. Основные расходы, кроме «лошадных», были на квас и «за постоялое».

В 1652 году архиепископ Маркелл во второй раз принимал участие в избрании нового предстоятеля Русской Церкви – вместо почившего 15 апреля Патриарха Иосифа. Царь приказал архиереям «ко избранию на патриаршеский престол написати двенадцать мужей духовных». Вторично среди кандидатов на патриарший престол был назван и архиепископ Вологодский Маркелл [42, с. 395; 92]. Из двенадцати царь повелел архиереям и всему Собору избрать одного «мужа благоговейнаго и преподобнаго», достойнейшего быть Патриархом. Казанский митрополит Корнилий возвестил Государю от лица всех, что они избрали на патриарший престол Никона 21), митрополита Новгородского [42, с. 18–19].

Святитель Маркелл также участвовал в Соборах 1654, 1656 и 1660 годов. На Соборе 1654 года, проходившем в царских палатах с 27 февраля по 2 мая [66, с. 79], было выработано Уложение, «чтобы впредь быть исправлению церковных книг при печатании их по древним харатейным и греческим книгам, Ставам, Потребникам, Служебникам и Часословам» [42, с. 83]. Собор, проходивший с 23 апреля по 2 июня 1656 года, утвердил правило троеперстия при сотворении крестного знамения и одобрил за подписями переведенную с греческого по благословению Патриарха Никона книгу «Скрижаль», объясняющую таинственный смысл Литургии и других богослужений и церковных священнодействий и обрядов [24, с. 853–854; 42, с. 101–106]. Собор же 1660 года был созван 16 февраля царем Алексеем Михайловичем для рассмотрения дела об оставлении Никоном патриаршей кафедры и избрании ему преемника. Государь повелел Собору сделать выписку из правил святых апостолов и святых отцов – что они говорят по поводу оставления епископом своей кафедры, «а у выписки этой быть архиепископам: Маркеллу Вологодскому, Илариону Рязанскому, Макарию Псковскому, архимандриту Чудовскому Павлу и игумену Александрова монастыря Симону» [42, с. 178].

Что касается отношения архиепископа Маркелла к церковной реформе – как и другие архиереи, Маркелл поставил свою подпись под Соборными решениями, однако, как указывается в рукописи «Виноград Российский», «послежде раскаявся, вельми тужаше и зело печаловаше о сем», и в своей епархии притеснения пастырям не учинял за неисполнение Соборных решений [20, л. 9об]. В связи с этим святитель Маркелл, как и ряд других архипастырей, почитался старообрядцами.

В июле–августе 1654 года на Руси начался «мор великой зело» [9, с. 177; 10, л. 144; 40, с. 202; 87, л. 530об.]. Страшная моровая язва не обошла и Вологодскую землю. 18 октября 1654 года, на день памяти святого апостола и евангелиста Луки, «для утоления гнева Божия», по общественному приговору жителей Вологды и обетной грамоте архиепископа Маркелла [91; 51; 50; 76, с. 35–46; 77, с. 29–33; 78, с. 367–372], на одном из лучших мест города – Старой, или Сенной площади 22) –«обыденно» (одним днем) был поставлен деревянный храм во имя Всемилостивого Спаса Смоленского, получивший название Спасоообыденного Всеградского 23). Летописи сохранили хронологию строительства: «а почели рубить против 18-го числа октября в нощи в 6-м часу (около 22-х часов по современному исчислению времени), а клали светочи, и зажигав скалы 24) на батогех, светили светло, а срубили за 2 часа до дни (примерно к половине шестого утра), а сомшили (законопатили мхом) в два часа, а святить почели в 5-м часу дни (незадолго до полудня), а освятили на последнем часу дни (к 16-ти часам). И виде Господь Бог веру и моление раб Своих, и покаяние слезное о своих согрешениих, и той великий гнев Свой на милость преложи и моровую язву утоли. И от того дни мор на Вологде престал бысть» [9, с. 177; 10, л. 146об.; 35, с. 199; 37, л. 9; 40, с. 202; 87, л. 530об.; 34, с. 195; 36, л. 77об.; 27; 76, с. 7–9; 77, с. 2–4; 78, с. 336–338; 80, с. 863]. Церковь была освящена самим архиепископом Маркеллом. На содержание причта этой церкви благочестивый архипастырь определил выдавать ежегодно из архиерейских житниц хлебную рýгу 25) и завещал своим преемникам «сие наше обещание хранити и непреступно соблюдати… в предьбудущая многая лета, донележ благоволит Бог миру стояти» [91, л. 4; 50, с. 136; 76, с. 40; 77, с. 33; 78, с. 371].

Главной святыней новой церкви, а впоследствии и всеобщей вологодской святыней стала икона Всемилостивого Спаса, написанная на пятый день по построении храма [76, с. 9, 21–24; 77, с. 4, 14–16; 78, с. 338, 348–350; 43, с. 620]. Во все времена эта икона была весьма почитаема вологжанами, пред ней днем и ночью горела неугасимая лампада [76, с. 24; 77, с. 16; 78, с. 350]. Городской голова и другие высшие городские чины при вступлении в должность давали перед ней торжественную клятву [47, с. 161; 90]. Икона Всемилостивого Спаса участвовала во всех крестных ходах, которые бывали в Вологде, а по просьбам горожан износилась в дома всех градских приходов и в ближайшие к городу селения [76, с. 24; 77, с. 16; 78, с. 350; 30].

Постепенно храм стал приходить в ветхость, да и не вмещал множество богомольцев. Поэтому в 1688 году по благословению архиепископа Вологодского и Белоезерского Гавриила было положено основание каменного храма. Во время его постройки деревянная церковь не была разобрана и находилась внутри возводимого здания, богослужения в ней не прекращались. Освящен каменный храм был 4 февраля 1698 года [7, с. 64]. В советское время Спасообыденный собор был закрыт одним из первых 23 февраля 1924 года [70, с. 260, 282], и его здание было приспособлено под Дом искусств с показом в нем кинофильмов. Позднее Дом искусств был переименован в кинотеатр им. Горького, а в январе 1972 года было принято решение о его сносе [89; 46, с. 249; 62, с. 774]. Это было последнее разрушенное церковное здание в Вологде [7, с. 64].

В 1654 году при архиепископе Маркелле на пожертвованные царем Алексеем Михайловичем средства в Вологодском Свято-Духовом монастыре (иное название – Галактионова Знаменская пустынь) 26) были построены каменные храм в честь сошествия Святого Духа на апостолов, колокольня и теплая трапезная церковь в честь иконы Божией Матери «Знамение», взамен деревянной, над мощами преподобномученика Галактиона 27), подвизавшегося на этом месте в XVI – начале XVII века. Над мощами святого была поставлена рака. В Знаменской церкви хранились железные вериги преподобномученика и цепь, которой он приковывал себя к потолку кельи [11, с. 271]. В 1655 году, когда в Вологде долгое время шли проливные дожди, архиепископ Маркелл возглавил крестный ход ко святым мощам Галактиона, который почитался вологжанами как помощник в избавлении от неурожая 28). После службы небо прояснилось, и настала теплая, солнечная погода. В память об этом чуде по благословению архиепископа Маркелла был установлен ежегодный крестный ход к мощам преподобномученика [45, л. 100об.–101; 104, л. 15об.–16об; 12, с. 287; 8, с. 244].

В 1657–1658 годах преосвященным Маркеллом в вологодском архиерейском дворе был выстроен двухэтажный каменный архиерейский дом «длиною 12½, шириною 5 и вышиною с небольшим 3 сажен» 29) с кладовыми и погребами, сохранившийся и по сей день [24, с. 854; 80, с. 863–864; 1, с. 353; 7, с. 63]. Здание выполнено в древнерусском стиле: с очень толстыми стенами, арочными окнами, внутри – со сводчатыми потолками [80, с. 863–864]. До того времени вологодские архиереи жили в деревянных кельях, и все постройки архиерейского двора и храмы были деревянными [80, с. 864]. Построение архиерейского дома, по утверждению вологодских историков, «положило начало гражданскому каменному зодчеству в Вологде» [7, с. 63]. В более позднее время, когда в архиерейском дворе появились другие каменные постройки, «Маркелловский» архиерейский дом стал резиденцией епархиального эконома и получил название «Экономский корпус». В настоящее время в бывшем архиерейском доме находятся служебные помещения Вологодского музея-заповедника (ВГИАХМЗ).

В 1654–1659 годах святителем Маркеллом была построена восьмигранная шатровая каменная колокольня у Вологодского Софийского собора взамен обветшавшей деревянной [74, с. 99; 86; 7, с. 65]. Для ее фундамента был использован материал, заготовленный для строительства Вологодской крепости, заложенной еще царем Иоанном Грозным, которая так и осталась неоконченной [28, с. 475]. В 1869–1870 годах колокольня была перестроена. Нижняя ее часть, до площадки звона, высотой 8 сажен (17 метров), осталась прежней, шатровое же завершение и арки звона были разобраны, и на прежнем основании возведена новая основная часть колокольни с купольным завершением. Теперь площадка звона стала значительно выше, чем была раньше, а высота колокольни увеличилась на 15 сажен (32 метра) [86; 79].

За четыре месяца до кончины архиепископа Маркелла произошло событие, которое произвело сильное впечатление на население «северных стран» России – падение изрядного метеорита. Небесное явление это, воспринимаемое многими как апокалиптическое знамение, получило большую известность в разных областях России в связи с распространенным в то время настроением ожидания «конца света». Причиной такого настроения послужило начавшееся в 1650-х годах проведение церковной реформы, приведшее впоследствии к расколу в Русской Церкви. Метеорит упал в окрестностях ныне несуществующего села Новая Ерга, примерно в 30–40 км к северу от современного Череповца. Вот как описывал 30) это явление очевидец, священник Богоявленской церкви села Новая Ерга Иоанн в письме, посланном в Кириллов Белоезерский монастырь: «В нынешнем 1662 году ноября в 29 день в субботу, по захождении солнца, многие люди видели на небесех знамение страшно: только лишь солнце зашло, и от того места солнечнаго запада аки звезда велика, долга, скоро вышла и показалася по небу, и как будто небо надвое раздвоилося, скоростию аки молния, и так оставалось как бы полчаса. А свет неизреченен аки огнь, и многие видели в том свете видение великое: глава и очи, и рýце распростерты, и пéрси и нóзе, а весь огнен. А мраз в то время велик был, и чисто на воздýсе, и тихо. И огнь на землю падал по многим дворам, и на путех, и по хоромам, аки кудéли 31) горя, и люди от него бегали, а он катается за ними, а никого не ожег, а потом поднялся вверх во облак. И в том облаце стал шум и дым, яко гром или яко глагол велий, страшен, надолго; как будто и земля тряслась, и хоромы стряслись, и многие люди от ужасти на землю падали. А скотина всякая в кучу метались, и бросили есть корм, и главы на небо подняли и брычат, коя как умеет. И потом камение падали с великою яростию, великое и малое горячее, а иное от жару разрывалось. А по иным волостем около нас не было камения, токмо знамение видели все то и огнь» 32) [55; 83, с. 1077; 65, с. 287–288].

Многочисленные паломники, приходившие в те годы на богомолье в Кириллов монастырь, переписывали письмо священника Иоанна и увозили с собой. Возможно, таким образом попало это письмо и в Соловецкий монастырь. Один из списков этого письма, имевшийся в Соловецкой библиотеке, сохранился до наших дней [56; 53, с. 463–464, 454]; на последней странице тетради, в которую оно было переписано, стоит подпись владельца: «Соловецького монастыря сторож Ивашко Иларионов сын Веревкин» [56, л. 292; 53, с. 454]. В это же время в Соловецком монастыре «черным дьяконом» Преображенского собора Иеремией создавался «Сборник повестей о чудесах и знамениях» – своего рода «летописец чудес и знамений», охватывавший период с мая 1662 года по май 1663 года [53, с. 444–447, 452–454], и в его состав в числе других повестей Иеремия также включил литературно обработанное письмо богоявленского священника Иоанна [58; 53, с. 461].

Земная жизнь архиепископа Маркелла подходила к концу. В ноябре 1661 года, более чем за год до своей кончины, он написал завещание, в котором немалую часть своего имущества святитель завещает в Соловецкий монастырь – на общую пользу, и конкретным лицам [80, с. 865–872; 31]. Примечателен конец этого завещания: «А досталная моя келейная рухлядь продать; а денги роздать нищим. Да и денги мои келейные досталные серебряные, что за вкладами и за росходом в остатке будут, роздать все нищим же на погребенье и в тюрмы и в богаделни».

15 февраля 1663 года, в Неделю о блудном сыне, архиепископ Маркелл заболел. В первые три недели положение больного было неопасно и не безнадежно: в это время он мог еще совершать церковные службы [80, с. 876, 878]. Готовился он также к отъезду в Москву на Собор, который предполагалось созвать 9 мая для окончательного решения вопросов, связанных с оставлением Никоном патриаршей кафедры [15, с. 189–190; 42, с. 214–215, 220]. В первую седмицу святой Четыредесятницы говел, и в субботу великомученика Феóдора Ти́рона служил в соборной церкви Божественную литургию и приобщался Святых Христовых Таин. В Неделю Торжества Православия также присутствовал в соборе и совершал положенный в этот день церковный чин [80, с. 876, 878]. Но в следующие дни, особенно к концу второй седмицы, болезнь приняла весьма неблагоприятный оборот, так что 15 марта, в Неделю 2-ю Великого поста, больной «для своей немощи и старости, часа ради смертнаго», нашел нужным сделать окончательное распоряжение о своем имуществе [80, с. 873–875; 73, с. 185]. На следующий день, 16 марта, он велел совершить над собой таинство елеосвящения [80, с. 876, 878]. 17 марта преосвященный отправил в Москву гонца с уведомительной к царю отпиской, в которой, изобразив свое положение, просил себе дозволения принять схиму и удалиться на покой в Соловецкий монастырь [80, с. 876–877, 878–879] – он не терял еще надежды на выздоровление, но чувствовал, что уже не в состоянии управлять епархией. Посланный приехал в Москву 22 марта, т. е. в самый день кончины архиепископа, о которой в Москве еще знать не могли. Государю была подана «архиепископля» отписка, и он «пожаловал во ангельский чин посхимитца и на обещанье 33) в Соловецкий монастырь отпустил» [80, с. 877, 879]. Но, чувствуя крайнее изнеможение и опасаясь, что может не дождаться царского дозволения, преосвященный 19 марта принял великую схиму [80, с. 877, 878] и 22 марта, в Неделю Крестопоклонную Великого поста, «в третьем часу дни» (в девятом часу утра по современному исчислению времени) преставился ко Господу [80, с. 877, 878]. Всего управления его Вологодской епархией было 18 лет.

«И того ж числа с отпискою к Великому Государю к Москве послан сын боярской Козма Борзунов о его архиепископле погребении» [80, с. 878]. Но гонец застрял в дороге, о чем свидетельствуют его отписки на Вологду. 24 марта он пишет: «…послан я холоп Государева богомольца, по Государеву указу, к Москве; указано ехать на наемных подводах; и подвод на Ухорском ямý не дали, из Ярославля и до Москвы не дали ж… и тепере я стою в Ярославле, нанять подводы нечем, город незнамой, денег занять не уково, а просят на подводу до Москвы семдесят рублев; а дано со мною денег с Вологды десять рублев, и нанять нечем, а пеш итти не смею. А ехал я с Соловецким слугою, да с Васильем Сыдашиным, и им то ведомоА Василей Сыдашин ко мне хотел милость подать и свезти до Москвы, и у нево лошади пристали 34), из Ярославля пеши поволоклись» [80, с. 880–881]. А 27 марта «сынчек боярской Куземка Борзунов» пишет из Ярославля второе письмо: «…послан я холоп к Москве для великаго Государева дела на скоро, и подвод мне в Ярославле не далиа извощики просят по штидесяти рублев до Москвы и без денег не едут, а путь последней, а пеш итти не смею; и о том у тебя Государя милости прошу, прикажи отписать, чтоб мне бедному от вас государей своих в пене не быть и в Ярославле не завесноватца. А живучи в Ярославле испроелся…» Получено было это письмо в Вологде 1 апреля [80, с. 881–882].

«Что было потом, – пишет вологодский историк Н. И. Суворов, исследовавший документы епархиальной консистории, – и когда получен в Вологде Царский указ о погребении архиепископа Маркелла, неизвестно» [80, с. 877]. Неизвестно также, кто и когда отпевал почившего святителя. На 42-й день по его преставлении, 2 мая, Ростовский митрополит Иона, совершив заупокойную службу по архиепископе, отпустил тело его на судне в Соловецкий монастырь [24, с. 854; 80, с. 882], по завещанию самого святителя Маркелла, желавшего быть погребенным в родной обители. 5-го июня 1663 года, в день празднования обретения мощей преподобных Вассиана и Ионы Пертоминских, соловецких чудотворцев, тело святителя было доставлено на Соловки. По совершении надгробного пения оно было предано земле внутри монастыря, в часовне преподобного Германа, о чем соловецкий архимандрит Варфоломей 35) послал царю Алексею Михайловичу следующее донесение: «В нынешнем, Государь, в 7171 году 36), июня в 5-й день, в Соловецкий монастырь привезли тело твоего государева богомольца, бывшаго Преосвященнаго Маркелла, Архиепископа Вологодскаго и Белоозерскаго: и я богомолец твой со священницы и диаконы, и с братиею, со кресты вышед встретили на морской пристани, и принесли в Соборную церковь, и надгробная над ним совершили, и погребли в часовне, где опочивает Чудотворец Герман. А от преставления его до того времени, как ныне привезен к нам в монастырь, одиннадцать недель; а тело его ничим же рушимо, и лице светло: дух же исходит от тела его добровонен» [21, с. 139–140; 44, с. 194–195].

Для погребения видного церковного иерарха, бывшего соловецкого игумена, было определено достойное место – в гробнице преподобного Германа, в которой когда-то находилась и могила преподобного Савватия. Но в гробнице не оставалось места для нового захоронения, поэтому на ее месте была построена более обширная часовня во имя преподобного Германа [3, с. 95; 5, с. 87]. В 1753 году деревянная часовня была заменена каменной [39, с. 91–92; 5, с. 77–78], а в 1859-60 годах часовня перестроена в одноименную каменную церковь, сохранившуюся по сей день [44, с. 66; 5, с. 78]. Слева на стене Германовской часовни (а впоследствии – в нише на стене церкви) была помещена каменная плита со следующей надписью: «Зде погребен Маркелл Архиепископ Вологодский; преставися в лето от Адама 7171, а от Рождества Христова 1663, марта 22 дня; тело же его по завещанию его привезено на обещание, в Соловецкий монастырь, тогож года июня 5 дня. Игуменом был 6 лет» [21, с. 304–305]. В начале XIX века на могилу святителя Маркелла была положена надгробная плита с надписью: «На сем месте погребено тело Маркелла Архиепископа Вологодскаго бывшаго Игумена 34 Соловецкаго». При строительстве церкви в 1859 г. эту плиту пришлось убрать, потому что из-за реконструкции, изменившей планировку церкви, захоронение святителя Маркелла оказалось в центральной ее части, и плита стала препятствием для прохода 37) [3, с. 100–101; 5, с. 86].

Спустя 340 лет по погребении архиепископа Маркелла в Соловецком монастыре, в июле 2003 года, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II совершилось обретение честных мощей святителя. Это произошло в ходе архитектурно-археологических раскопок в церкви преподобного Германа, которые проводились Соловецкой археологической экспедицией 38). 14 июля по краям могильной ямы, которую раскапывали археологи, показались стенки выдолбленной из колоды гробовины, покрытой слоем полуистлевшей бересты. Погребение оказалось нетронутым. По-видимому, при строительстве каменной часовни в 1753 году могильная яма была вскрыта до крышки гроба, а затем засыпана [3, с. 98–99; 5, с. 83]. К началу XX века точное место захоронения Вологодского архипастыря оказалось забыто, а памятная доска, расположенная на северной стене церкви, вводила в заблуждение, что останки святителя покоятся рядом с этой стеной, а не в середине храма. Скорее всего это и послужило причиной того, что захоронение святителя Маркелла не было осквернено во время кощунственного вскрытия мощей преподобного Германа большевиками 21 сентября 1925 года [3, с. 104–105; 5, с. 84–86].

16 июля 2003 года, в день празднования перенесения мощей святителя Филиппа, митрополита Московского, игумена Соловецкого, началось раскрытие мощей святителя Маркелла. Преосвященный был высок ростом и статен, крепкого телосложения. Погребен он был в архиерейском облачении: фелони из золотой парчи с омофором золототканного шитья. На главе его была расшитая золотом митра. На груди лежала панагия, выполненная из двух тонких липовых пластин с тончайшей ажурной резьбой. Обут вологодский архипастырь был в кожаные калиги – обувь странников, в которой было принято хоронить умерших [3, с. 101–104, 131–134, 183–184; 5, с. 83–84].

16 августа мощи святителя Маркелла были переложены в специально изготовленный в монастырской мастерской гроб, обшитый алой парчой [3, с. 104, 134; 5, с. 84]. Вечером в день праздника Преображения Господня, 6 (19) августа 2003 года, около 23 часов, мощи святителя с пением величания были перенесены соловецкой братией из церкви преподобного Германа в домовую церковь Собора Соловецких святых – первый храм возрожденной Соловецкой обители, расположенный на втором этаже Никольского корпуса. К этому дню были составлены тропарь и кондак святителю.

В следующем, 2004 году, ему была составлена служба, и в Соловецкой обители впервые праздновалась память святителя Маркелла: в день его преставления – 22 марта (4 апреля), и в день перенесения его честных мощей – 7 (20) августа. В том же году была написана первая икона святителя, вторая – в 2005 году.

В 2007 году ко дню великого освящения Спасо-Преображенского собора, которое состоялось 19 августа, мощи святителя Маркелла были переложены из временного гроба в небольшой ковчег и перенесены в Спасо-Преображенский собор, где хранились в алтаре на Горнем месте. В 2008 году во время одного из пасхальных крестных ходов ковчег с мощами был перенесен в теплый Филипповский храм, который стал постоянным местом их нахождения. Сначала ковчег помещался в правой части храма, справа от мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа и священномученика Петра, а в конце того же года или начале следующего на его место был поставлен ковчег с частицей мощей святителя Филиппа, а мощи святителя Маркелла были перемещены симметрично своему прежнему положению на левую сторону храма.

Впервые для всеобщего поклонения мощи святителя Маркелла были вынесены 23 августа 2008 года во время всенощного бдения, совершаемого в Спасо-Преображенском соборе в канун празднования памяти святителя Маркелла (в тот год это празднование было перенесено на 24 августа ради предполагавшегося в этот день архиерейского Богослужения), для чего были принесены из Филипповского храма.

В 2006 году было написано и подготовлено к изданию подробное жизнеописание святителя Маркелла со сведениями о его эпохе [2].

Память святителя Маркелла совершается в день его преставления, 22 марта (4 апреля); обретение и перенесение его честных мощей празднуется 7 (20) августа. Кроме того, совершается его память в Соборах святых: Соловецких – 9 (22) августа и Вологодских – 3-я Неделя по Пятидесятнице.

Литература

  1. Амвросий (Орнатский), еп. Пензенский и Саратовский. История Российской иерархии. 2-е изд., испр. и доп. Ч. 1.— Киев: Тип. Киево-Печерской Лавры, 1827. — С. 351–354.

  2. Андрущенко Н. А., Андрущенко Е. Н. Жизнеописания Соловецких святых. Святитель Маркелл, архиепископ Вологодский, и его эпоха // http://solovki.orthonord.ru/books/paterik/markell/markell.htm.

  3. Буров В. А. Отчет о раскопках Соловецкой археологической экспедиции на территории Соловецкого монастыря Архангельской области в 2003 году в двух томах. Том 1. Раскоп-1 в церкви преп. Германа XIX в. // Институт археологии РАН.— М., 2004.

  4. Буров В. А. Раскопки в Соловецком монастыре в 1997 г. (Северный ров и Головленкова тюрьма) // Институт Архелогии РАН.— М., 1997. — С. 33–34, 123–125.

  5. Буров В. А. Церковь преподобного Германа Соловецкого XIX в.: история и археология // Соловецкое море. Вып. 4. 2005. С. 75–92.

  6. Викторов А. Е. Опись рукописных собраний в книгохранилищах северной России.— СПб., 1890.

  7. Вологда в минувшем тысячелетии: Очерки истории города. 2-е изд.— Вологда: Древности Севера, 2006.

  8. Вологодская и Великоустюжская епархия // Православная энциклопедия. Т. 9: «Владимирская икона Божией Матери – Второе пришествие».— М., 2005. С. 240–268.

  9. Вологодская летопись // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 160–193.— Л., 1982.

  10. Вологодская летопись. Конец XVII – нач. XVIII вв. // Ркп. ГИМ, собр. Уварова, № 591. Л. 58–210об.

  11. Вологодский в честь Сошествия Святого Духа на апостолов мужской монастырь // Православная энциклопедия. Т. 9: «Владимирская икона Божией Матери – Второе пришествие».— М., 2005. С. 271–272.

  12. Галактион (Бельский), прмч. // Православная энциклопедия. Т. 10: «Второзаконие – Георгий».— М., 2005. С. 285–288.

  13. Грамота вологодскому воеводе князю Прозоровскому о беспошлинном пропуске леса и извести, привозимой в Вологду для постройки монастырского каменного подворья // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 374. Л. 414об.–415.

  14. Грамота Маркелла, архиепископа Вологодского и Велико-Пермского, на Белоозеро, о запрещении курить вино Духовным лицам и всем живущим в монастырских вотчинах и на церковных землях // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 118. С. 163–164.— СПб, 1836.

  15. Грамота Маркелла, архиепископа Вологодского и Белозерского, в Кирилло-Белозерский монастырь, с приказанием архимандриту и искусным инокам приехать в Вологду для отъезда вместе с архиепископом в Москву на собор // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 140. С. 189–190.— СПб, 1836.

  16. Грамота соловецкому келарю с братьею о поставлении в монастырь игуменом старца Маркелла и об описи монастыря в его ведение // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 322. Л. 396об.

  17. Грамоты две соловецкому келарю с братиею, чтобы соловецкого игумена Маркелла отпустить в Москву с честию и послать в провожатые старцев или служек // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 335. Л. 400.

  18. Грамота соловецкому келарю и казначею с братьею, что по их прошению Маркеллу повелевается быть во игуменах по-прежнему // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 336. Л. 400.

  19. Грамоты три об отпуске из монастыря в Москву игумена Маркелла о выборе на его место игумена добра и искусна // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 367. Л. 412об.

  20. Денисов С. Виноград Российский, или Описание пострадавших в России за древлецерковное благочестие, написанный Симеоном Дионисиевичем (княз. Мышецким).— М.: тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1906.

  21. Досифей (Немчинов), архим. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря.— М., 1836.

  22. Досифей (Немчинов), архим. Летописец Соловецкий на четыре столетия, от основания Соловецкого монастыря до настоящего времени, то есть с 1429 по 1833 год. 3-е изд.— М., 1833.

  23. Досифей (Немчинов), архим. Летописец Соловецкий на четыре столетия, от основания Соловецкого монастыря до настоящего времени, то есть с 1429 по 1847 год. 4-е изд.— М., 1847.

  24. Евгений (Болховитинов), еп. Вологодский. Исторические сведения об иерархах Древне-Пермской и Вологодской епархии. Продолжение // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 22. С. 853–854.

  25. Житие Преподобнаго Отца нашего Иринарха бывшаго игумена Соловецкия обители, и о чудесех его // Ркп. РНБ, Сол. 238/238.

  26. Заказная грамота Маркелла, архиепископа Вологодского и Белозерского, на Белоозеро, соборному протопопу Авраамию о сборе венечных и похоронных пошлин и о наблюдении за церковным благочинием // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 105. С. 145–146.— СПб, 1836.

  27. Из «Вологодской летописи» – о сооружении Вологодской Спасо-Всеградской церкви на Старой площади // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 21. С. 31.— Вологда: «Легия», 2004.

  28. Из «Летописца Ивана Слободского» – о закладке и строительстве городских стен и укреплений, о строительстве Софийского собора и речных судов // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 16. С. 27, 475.— Вологда: «Легия», 2004.

  29. Из «Московского летописного свода конца XV века» – о присоединении Вологды к Пермской епархии // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 149. С. 132.— Вологда: «Легия», 2004.

  30. Из сообщения епископа Вологодского и Тотемского Израиля в Святейший Синод об особо чтимых иконах епархии, выносимых из храмов во время крестных ходов // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 396. С. 420.— Вологда: «Легия», 2004.

  31. Изустная роспись образов, келейных книг, рухляди и денег серебряных Вологодскаго архиепископа Маркелла // Летопись занятий Археографической комиссии. Вып. 3. Приложения. С. 37–42.— СПб, 1865.

  32. Источники истории города Вологды и Вологодской губернии. I. Список с писцовой книги города Вологды, сделанный в 1629 году.

  33. Круговая поручная запись вологодских иконописцев архиепископу Маркеллу о продаже и обмене икон хороших мастеров. 11 октября 1649 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 103. С. 88–89.— Вологда: «Легия», 2004.

  34. Летописец Ивана Слободского. Первая редакция. Первый вид // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 194–195.— Л., 1982.

  35. Летописец Ивана Слободского. Вторая редакция // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 197–199.— Л., 1982.

  36. Летописец Ивана Слободского, певчего вологодского архиерейского дома, составленный в 1716 г. // Ркп. БАН, 45.4.13. Л. 74–77об.

  37. Летописец Ивана Слободского, певчего вологодского архиерейского дома. Конец XVIII – нач. XIX вв. // Ркп. БАН УССР, собр. Киево-Соф. собора, № 403/138С. Л. 7–10.

  38. Летописец Соловецкий. Ок. 1796 г. // Ркп. НБРК. 1795–1796 гг.

  39. Летописец Соловецкого монастыря, в коем повествуется о начале построения его, о бывших в нем начальниках, о знаменитых пришествиях во оной блаженной памяти Государя Императора Петра Великого, и о других многих происшествиях по 1760 год. Иждивением Г. Бороздина.— М.: Университетская тип., у В. Окорокова, 1790.

  40. Летописные записи о царствованиях Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. Царство государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 202–205.

  41. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. История Русской церкви. Кн. 6. Т. XI.— М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996.

  42. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. История Русской церкви. Кн. 7. Т. XII.— М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996.

  43. Малинина Н. Н. Сказание о моровой язве // Вологда: Краевед. альм. Вып. 2.— Вологда: «Русь», 1997. С. 620–630: ил. Коммент. в конце ст.

  44. Мелетий, архим. Историческое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря.— М., 1881.

  45. Месяца септембрия в 24 день житие и жизнь и отчасти чудес сказание преподобного отца нашего Галактиона Вологоцкого чюдотворца // Ркп. РНБ, ОСРК, Q.I.1211. Л. 90об.–109.

  46. Мясникова Л. Н. О почитании вологжанами Семигородней иконы Успения Божией Матери // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 232–249.— Вологда: «Легия», 2000.

  47. Мясникова Л. Н., Якунина О. В. От первого городского головы до современного главы города Вологды (1785-1999 годы) // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 160–188.— Вологда: «Легия», 2000. — С. 161, 186.

  48. Никодим (Кононов), иером. “Верное и краткое исчисление, сколь можно было собрать, преподобных отец Соловецких, в посте и добродетельных подвигах просиявших, которые известны по описаниям”, и исторические сведения о церковном их почитании. Агиологические очерки.— СПб: Тип.— М. Акинфиева и И. Леонтьева, 1900. — 182 с.

  49. Николаевский П., прот. Путешествие новгородского митрополита Никона в Соловецкий монастырь за мощами святителя Филиппа // «Альфа и Омега». 2001. № 3 (29). С. 160–191.

  50. Обетная грамота архиепископа Маркелла о хлебной руге священнослужителям Вологодской церкви Всемилостивого Спаса на Старой площади // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 155. С. 136–137.— Вологда: «Легия», 2004.

  51. Общественный мирской приговор вологжан о выделении средств на содержание вологодских церквей Всемилостивого Спаса и Дмитрия Солунского // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 143. С. 123–126.— Вологда: «Легия», 2004.

  52. Памятная книжка Вологодской губернии на 1861 г.— Вологда, 1861.

  53. Панченко О. В. Соловецкий сборник повестей о чудесах и знамениях 1662–1663 гг. // Книжные центры Древней Руси. Соловецкий монастырь: Сборник статей.— СПб: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2001. С. 444–464.

  54. Письмо из ВГИАХМЗ от 26.07.2006 г. № 1-2½0.

  55. Письмо священника Богоявленской церкви села Новой Ерги Иоанна монахам Кирилло-Белозерского монастыря // Переписная книга Сийского монастыря // Ркп. БАН, Арханг. Д. 375. Л. 82об.–84.

  56. Письмо священника Богоявленской церкви села Новой Ерги Иоанна монахам Кирилло-Белозерского монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 1138/1248. Л. 293–294об.

  57. Письмо священника Богоявленской церкви села Новой Ерги Иоанна монахам Кирилло-Белозерского монастыря // Сборник агиографический. // Ркп. РНБ, собр. А. А. Титова, № 2478. Л. 159 об., 162об.–163об.

  58. Повесть о небесном знамении в Новой Ерге // Ркп. РНБ, ОСРК, О.I.304. Л. 16–18об.

  59. Повесть о небесном знамении в Новой Ерге // Ркп. РНБ, Сол. 1138/1248. Л. 294об.–295об.

  60. Поручная запись посадских людей Ивана Тимофеева сына, иконника, и Якима Карпова сына архиепископу Маркеллу за Артемия Софонова сына, иконника, по прозвищу Фонарков, в том, чтобы ему не писать икон, не доучившись. 13 октября 1649 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 90. С. 90.— Вологда: «Легия», 2004.

  61. Послание некоего изуграфа Иосифа к цареву изуграфу и мудрейшему живописцу Симону Федоровичу // Древнерусское искусство. XVII век.— М.: Наука, 1964. С. 24–61.

  62. Резухин А., прот. Церковная Вологда 1930-1940-х годов // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 756–822.— Вологда: «Легия», 2000.

  63. Савваитов П. И. Об учреждении Вологодской епархии // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 5. С. 164–169. — С. 167–168.

  64. Савваитов П. И. Об учреждении Вологодской епархии. Окончание // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 6. С. 196–198. — С. 198.

  65. Святский Д. О. Падение метеоритов в Белозерском крае 29 ноября (9 декабря) 1662 г. // Мироведение. 1929. Т. 18. № 5. С. 285–298.

  66. Севастьянова С. К. Материалы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона».— СПб, 2003.

  67. Синодик Соловецкого монастыря XVII– XVIII вв. // Ркп. ГМИР, кол. 3, оп. 1, № 392.

  68. Сказание об Иринархе Соловецком // Соловецкий патерик // Ркп. РНБ, Соф. 452. Л. 325–336.

  69. Соловецкий монастырь. Из архива архитектора-реставратора П. Д. Барановского / Сост. В. А. Буров, У. А.Черновол. Т. 1.— М., 2000. — С. 119.

  70. Спасенкова И. В. Церковная жизнь Вологды 1920-х-1930-х годов // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 250–287.— Вологда: «Легия», 2000.

  71. Список Всех святых, в земли Российстей просиявших, поминаемых в Неделю 2-ю по Пятидесятнице // Минея май. Ч. 3. С. 355–380.— М.: Изд. Московской Патриархии, 1987.

  72. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви.— СПб, 1877.

  73. Суворов Н. И. О болезни, посхимлении и смерти вологодского архиепископа Маркелла в 1663 году // ВГВ. 1860. № 26. С. 185–188.

  74. Суворов Н. И. Описание Вологодского кафедрального Софийского собора.— М., 1863. 191 с.

  75. Суворов Н. И. Описание Спасокаменного, что на Кубенском озере, монастыря. 2-е изд.— Вологда, 1893. 90 с.

  76. Суворов Н. И. Описание Спасообыденной Всеградской, что в Вологде, церкви.— Вологда, 1860. 53 с.

  77. Суворов Н. И. Описание Спасообыденной Всеградской, что в Вологде, церкви. 2-е изд., испр. и доп.— Вологда, 1879. 34 с.

  78. Суворов Н. И. Описание Спасообыденной Всеградской, что в Вологде, церкви // ВЕВ. Прибавления. 1879. № 16. С. 335–357. № 17. С. 361–373.

  79. Суворов Н. И. Освящение перестроенной колокольни при Вологодском кафедральном соборе // ВЕВ. Прибавления. 1870. № 20. С. 687–691.

  80. Суворов Н. И. Приложения к третьему отделу статьи «Исторические сведения об иерархах Древне-Пермской и Вологодской епархии» // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 22. С. 854–884.

  81. Суворов Н. И. Путешествие из Вологды в Москву Вологодского архиепископа Маркелла в сентябре 1651 года // ВГВ. 1860. № 6. С. 47–50. // ЯГВ. 1860. № 11. С. 83–85.

  82. Суворов И. Н. Сборник актов Северного края XVII в.— Вологда, 1926. — С. 18–19.

  83. Т-цкий А. Страшное знамение (страничка неизданного архивного документа) // «Историческая летопись». Прил. к журналу «Русский паломник». 1914. № 9. С. 1076–1077.

  84. Успенский Н. П. Белозерская старина. Материалы для истории Бела-озера посада и уезда в XVII в. // Памятная книжка Новгородский губернии на 1894 г. С. 1–79.— Новгород, 1894.

  85. Федотов Г. П. Святой Филипп митрополит Московский.— М.: МП «Стрижев-центр», 1991.

  86. Федышин Н. И. Софийские колокола // Послужить Северу… Историко-художественный и краеведческий сборник.— Вологда, 1995. С. 172–180.

  87. Хронограф. Глава 188. Царство государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца // Ркп. ГИМ, Музейское собрание, № 1150. Л. 525–535.

  88. Чин избрания патриарха Иосифа на патриарший престол // ДРВ-2. Т. 6. С. 230.— М., 1788.

  89. ГАВО. Ф. 366. Oп. 5. Д. 74. Л. 17.

  90. ГАВО. Ф. 476. Oп. 1. Д. 10. Л. 17.

  91. ГАВО. Ф. 1260. On. 42. Д. 14.

  92. РГАДА. Ф. 153. On. 1. Д. 24. 1652 г. Июль. «Чин избрания, наречения и посвящения патр. Никона».

  93. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 32. «Книги дозору старца Иоасафа Сороцкого да старца Истихея да старца Никандры 143-го году в Кереть и в Чюпу и в Чернои реки и в Порье губе, где бы мочно завесть монастырьскои цреннои солянои промыслъ вместо Гридинского промысла».

  94. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 33. Приходо-расходная книга Вологодской службы старцев Паисия, Маркела и Ионы 1635–1638 гг.

  95. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 34. Приходо-расходная книга Вологодской службы старца Маркела 1638–1640 гг.

  96. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 35. Приходо-расходная книга церкви священномученика Климента и Зосимы и Савватия Соловецких Вологодской службы 1637–1643 гг.

  97. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 38. Приходо-расходная книга езды в Москву старца Паисии Дворянинова в 1639 г.

  98. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 45. Приходо-расходная книга.

  99. ф.  1201,  оп.  1,  № 45,  л. 35 об.-36

  100. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 227. Приходо-расходная книга казначея денежной казны Соловецкого монастыря старца Протасия 1626–1632 гг.

  101. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 233. Книга вкладная Вологодской службы 1634–1635 гг. старцев Илариона, Маркела, Ионы.

  102. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 239. Приходо-расходная книга денежной казны Соловецкого монастыря казначея Паисия Дворянинова 1638–1639 г.

  103. РГАДА. Ф. 1201. On. 1. Д. 454. Книги отводные крепостной службы старца Иосифа 1642 г. и старца Илариона 1644 г.

  104. Ркп. РГБ, Унд., № 132. Л. 15об.–16об.

Публикация:

Андрущенко Н. А., Андрущенко Е. Н. (Северодвинск). Жизнеописание святителя Маркелла, архиепископа Вологодского и Белоезерского, игумена Соловецкого. // Духовное и историко-культурное наследие Соловецкого монастыря. Сборник научных статей и докладов. С. 58–68.— Соловки, 2011.

Материалы по данной теме:

Примечания

1) Чупская или Чупинская губа находится в Кандалакшском заливе Белого моря.

2) Игум. Варфоломей (Коноплев), соловецкий постриженик, возглавлял Соловецкий монастырь в 16361639 гг. [21, с. 137].

3) После игумена Варфоломея в течение года настоятельствовал игум. Паисий (Дворянинов), соловецкий постриженик и казначей [21, с. 138].

4) Т. е. не будет возможности выходить в море на промыслы и отправляться на материковые службы.

5) Память пророка Илии празднуется 20 июля (2 августа).

6) В 1643 году это было 20 мая (ст. ст.).

7) Церковь прпп. Зосимы и Савватия в то время была придельной в соборном храме Преображения Господня. Впоследствии этот придел вошел в состав нового Троице-Зосимо-Савватиевского собора.

8) Патриарх Иоасаф I скончался 28 ноября 1640 г.

9) Митр. Макарий (Булгаков) в своей «Истории Русской церкви» называет его игуменом Святогорским [41, с. 326]. Однако в источнике, из которого митр. Макарий заимствует эти сведения, он назван «Снятогорским» [88; с. 230]. Согласно «Спискам иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви», кандидат на патриарший престол Макарий в 1641–1643 гг. был архимандритом Снетогорского Рождества Богородицы монастыря [72, стб. 390].

10) До Вологодской епархии существовала основанная в 1383 году Пермская епархия с центром в Усть-Выми, а Вологда относилась к Новгородской архиепископии. В 1492 году к Пермской епархии была присоединена Вологда, и епархия стала называться Великопермской и Вологодской [8, с. 240, 242; 29; 63]. При учреждении в России патриаршества в 1589 году кафедра была перенесена в Вологду, и «положено быть в Вологде архиепископии, и архиепископу оныя считаться первым между Российскими архиепископами». Епархия стала именоваться Вологодской и Великопермской [8, с. 243; 1, с. 351–352; 72, стб. 729–730]. В 1658 году, при преосвященном Маркелле, произошло перераспределение епархиальных владений, и епархия стала Вологодской и Белоезерской [8, с. 240; 64, с. 198; 24, с. 854; 80, с. 864].

11) Кириллов Новоезерский Воскресенский мужской монастырь основан в 1517 г. преподобным Кириллом, происходившим из дворянского рода Белых, на острове Красном Нового озера, в 30 верстах от г. Белоезерска (ныне – п/о Анашкино Белозерского района Вологодской области, остров Огненный). В настоящее время на территории монастыря располагается исправительная колония для особо опасных преступников, которым высшая мера наказания заменена пожизненным заключением.

12) Прп. Иоасаф Каменский, в миру князь Андрей, с юных лет подвизался в Спасо-Каменном монастыре. Скончался 10 сентября 1453 г. в 24-летнем возрасте, достигнув высших степеней совершенства. В скором времени по преставлении прп. Иоасафа начались чудеса при его гробе, что послужило основанием для причисления его к лику святых.

13) Басмáнный или бáсменный – с рельефным рисунком, полученным тиснением.

14) Цáта – древнерусское золотое или серебряное украшение иконы, имеет вид дуги (воротника) и прикрепляется к окладу возле шеи изображенного святого.

15) Дощаник – речное плоскодонное судно.

16) 1 сажень равна трем аршинам, или 2.134 метра.

17) Алтын (от тат. алтын – золото) – старинная русская монета, равнявшаяся 6 московским или 3 новгородским деньгам. 200 московских или 100 новгородских денег составляли рубль. Новгородская деньга позднее получила наименование копейки.

18) Подмога – приспособление у телеги, возка и т. п., служащее для укрепления колес (Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей.— СПб., 1999. Т. 4. С. 645).

19) Вологодский историк XIX века Н. И. Суворов, публикуя данный дневник в «Вологодских губернских ведомостях», замечает в предисловии: «Упоминаемый в дневнике „архиепископль иноходец“ предназначался для верховой езды самого архиепископа. Ныне это может показаться странным; но в то время, когда совершался чин хождения Патриарха на осляти, такая езда не считалась неприличною и для духовных властей, даже высших» [81, с. 48].

20) Кругóм – на все 4 ноги.

21) Никон – в миру Никита Минин. Будучи насельником Троицкого Анзерского скита Соловецкого монастыря, в 1636 г. принимает монашеский постриг с именем Никон от скитоначальника прп. Елеазара Анзерского. В 1639 г. Никон переходит в Кожеезерскую обитель, а в 1643 г. поставляется игуменом этой обители. В 1646 г. игумен Никон назначается архимандритом Ново-Спасского монастыря в Москве. 11 марта 1649 г. возводится в сан митрополита Новгородского. 25 июля 1652 г. становится Русским Патриархом. 10 июля 1658 г. оставляет патриаршую кафедру. Скончался 17 августа 1681 г.

22) – ) В настоящее время эта площадь носит название «площадь Революции».

23) Название «Всеградской» присвоено ему потому, что по общественному приговору горожан он получал содержание свое и своего причта из доходов всего города [76, с. 5–6].

24) Скалá; – береста: верхняя, белая кора березы. Скалу сбивают (скалывают) с дерева.

25) Рýга – государственное жалованье хлебом и деньгами, выдававшееся церквам и монастырям, не имевшим земельных владений.

26) Вологодский в честь Сошествия Святого Духа на апостолов мужской монастырь (Галактионова Знаменская пустынь) основан между 1627 и 1632 гг. на месте кельи, в которой подвизался и был погребен прмч. Галактион Вологодский. Монастырь был закрыт в 1918 г. С конца 1920-х гг. территорию обители занимало подразделение 10-й стрелковой дивизии, затем отделение ОГПУ, в настоящее время – стадион «Динамо». Постройки монастыря в разной степени сохранились; в частности, в бывшей Свято-Духовской церкви в настоящее время находится Управление ФСБ по Вологодской обл.

27) Преподобномученик Галактион (в миру Гавриил Иванович Бельский) подвизался подвигом отшельничества в окрестностях Вологды. Был убит при разгроме Вологды литовскими войсками в 1612 г. Память совершается в день кончины, 24 сентября (7 октября).

28) Это почитание связано со следующим событием, о котором повествуется в житии прмч. Галактиона. Однажды во время засухи Вологодский архиепископ с городским духовенством пришел с крестным ходом в храм Св. Троицы, находившийся неподалеку от кельи подвижника. По просьбе архиепископа святой, вопреки своему обету, покинул келью и пришел на богослужение. Сильный дождь, пролившийся после службы, люди восприняли как милость Божию, проявившуюся по молитвам святого [45, л. 94об.; 12, с. 286].

29) Т. е. 27 * 11 * 7 м.

30) Письмо это было найдено в переписной книге (описи имущества) Антониева Сийского монастыря [55; 6, с. 110; 83; 65, с. 286, 288].

31) Кудéль – вычесанный и перевязанный пучок льна или конопли, приготовленный для пряжи.

32) Текст письма дан в адаптированном виде и с сокращениями.

33) Как разъясняет соловецкий архимандрит Досифей, «в старину все монашествующие всемерно старались соблюдать то предание, чтоб, согласно с обещанием своим при пострижении, окончить жизнь свою в том монастыре, в котором они пострижены были. Даже многие из Российских Иерархов изъявляли последнюю волю свою в духовных завещаниях о погребении их в тех монастырях, где они поступили в монашество, что и называлось тогда местом обещания» [21, с. 132].

34) Пристали – устали, выбились из сил.

35) Архим. Варфоломей, соловецкий постриженик, возглавлял Соловецкий монастырь в 1660–1666 гг.

36) 1663 г. от Рождества Христова.

37) Плита эта была найдена в августе 1997 г. в результате раскопок, проводимых В. А. Буровым, в 3-й бойнице подошвенного боя крепостной стены к северу от Архангельской башни в слое мусора, относящегося ко времени пребывания на Соловках школы юнг и учебного отряда Военно-морского флота (1939–1957 гг.) [4, с. 33–34, 123–125; 5, с. 79].

38) Соловецкая археологическая экспедиция по изучению территории Соловецкого монастыря была образована в 2001 г. Соловецким государственным историко-архитектурным и природным музеем-заповедником на смену Соловецкому отряду Института археологии РАН. Руководитель экспедиции – ст. научн. сотр., канд. ист. наук В. А. Буров.