Святитель Маркелл,
архиепископ Вологодский 1),
и его эпоха

Последнее обновление страницы: 23.08.2012 18:24:36

Научный редактор Н. В. Савельева,
докт. филол. наук, ст. науч. сотр. Отдела
древнерусской литературы ИРЛИ РАН

Предсказание об игуменстве: явление прп. Иринарха. — Игуменство. — Кандидат на патриарший престол. — Снежная буря по предречению прп. Иринарха. — Строительство Соловецкого подворья в Вологде. — Рукоположение во архиепископа. — История Вологодской епархии. — Вологда в XVII в. — Забота о монашеском благочестии. — Искоренение многогласия. — Грамоты епархиальному клиру. — Надзор за иконописанием. — Поставление Новгородского митрополита. — Установление празднования Казанской иконе Божией Матери. — Освидетельствование мощей прп. Кирилла Новоезерского. — Переложение мощей прп. Иоасафа Каменского. — Паломническая поездка в Усть-Вымь. — Путешествие в Москву. — Перенесение с Соловков в Москву мощей свт. Филиппа. — Выборы Патриарха. — Участие в Соборах 1652–1660 гг. — Строительство Спасообыденной Всеградской церкви. — Каменное строительство в Свято-Духовом монастыре. — Установление крестного хода к мощам прмч. Галактиона. — Построение каменных архиерейского дома и колокольни. — Падение метеорита. — Завещание и вклады архиеп. Маркелла. — Болезнь и последние распоряжения. — Принятие схимы. — Кончина. — Погребение в Соловецком монастыре. — Обретение мощей.

Соловецкое игуменство

О происхождении святителя Маркелла нам ничего неизвестно: откуда родом, и кто его родители, также и мирское его имя 2). Не дошло до нас и сведений о начале его иноческого пути: когда пришел он на богоспасаемый Соловецкий остров, в обитель преподобных Зосимы, Савватия и Германа, и в каких вначале подвизался послушаниях. Известно же о нем следующее.

Однажды, при игумене соловецком Варфоломее 3), инок Маркелл проходил некое послушание вне монастыря. В одну ночь видит он во сне, будто находится в Соловецкой обители, в церкви Преображения Господня. Сотворив молитву, он стал у западной стены храма. И вот, видит перед Царскими вратами лестницу, одним концом касающуюся земли, а другим – уходящую под самый купол. И по этой лестнице сходит преподобный игумен Иринарх 4) и становится пред Царскими вратами. И тут вдруг видит Маркелл стоящего возле игуменского места игумена Варфоломея. Иринарх, взглянув на Варфоломея, подошел к нему, взял посох из его руки и сказал ему со властию: «Довольно ти есть брате! Несть бо сие твое дело». Затем взглянул на Маркелла, с удивлением наблюдавшего за происходящим, и обратился к нему: «Приближися семо, Маркелле! И возьми посох сей». Тот с поспешностью подошел к Иринарху, поклонился ему до земли, и преподобный вручил ему посох и благословил его. Маркелл, приняв посох, снова поклонился и отошел на свое место. Воспрянув от сна, он удивился виденному и сказал в себе: «Что убо будет сие?» По прошествии же немногого времени повелением Государя Михаила Феóдоровича игумен Варфоломей был отставлен от управления монастырем, а через год 5), в 1640 году, соловецким игуменом был поставлен избранный монастырской братией «достойнейший иеромонах Маркелл» 6) [31, л. 5об.–6об.; 112, л. 329об.–330; 75, с. 137–138; 21]. Так сбылось чудесное предсказание преподобного Иринарха.

Небесное благословение святого игумена глубоко запало в душу Маркелла. Когда соловецким старцем Иларионом 7) записывались чудеса преподобного Иринарха, то не было забыто и упомянутое явление оного иноку Маркеллу с благословением его на пастырский путь, о чем поведал Илариону «некто от преимущих соловецкия обители честен старец, слышавый от некоего брата, ему же сказа игумен Маркелл» [83, с. 120; 49].

Согласно историческим описаниям Соловецкого монастыря, настоятелю Маркеллу в 1641 году, в 4-й день августа, царь Михаил Феóдорович, «тщательнейший о благочестии попечитель, повелел в церкви Преподобных отец Зосимы и Савватия 8), где опочивают чудотворныя их мощи, отправлять ежедневную Литургию и прочую по Церковному уставу службу» [27, с. 139; 28, с. 64; 29, с. 65].

В настоятельство Маркелла, в 1642 году, в северном дворе монастыря была построена одностолпная каменная Портная палата, или «швальня», в нижнем этаже которой было устроено два жилых помещения: в одной половине жили «рубашечные швали, недороски» (т. е. ученики портных), в другой – караульные Никольских ворот [62, с. 49; 28, с. 65; 29, с. 65–66; 61, л. 16об.].

В 1642 году игумен Маркелл был вызван в Москву [22]. В те времена, после кончины Святейшего Патриарха Иоасафа I 9), который также был соловецким пострижеником, Русская Церковь более года оставалась без Первосвятителя. Царь медлил с избранием нового Патриарха. Но вот по зову Государя явились в Москву три митрополита, два архиепископа, один епископ и множество архимандритов, игуменов, протопопов и священников. Когда прибывшие в Москву священнослужители предстали пред Государем, он просил их прежде всего вознести усердные молитвы к Богу, да дарует Он Церкви Своей нового верховного пастыря и учителя. А когда они удалились, велел приготовить шесть жребиев и написать на каждом из них по одному имени из тех шести лиц, которых сам же предварительно избрал: двух архиепископов – Серапиона Суздальского и Пахомия Астраханского, двух архимандритов – Симонова монастыря Иосифа и Псковского Снетогорского – Макария 10), и двух игуменов: Московского Богоявленского монастыря – Иону и Соловецкого – Маркелла. Царь запечатал все эти жребии своей царской печатью и отослал через боярина своего, князя Алексея Михайловича Львова, в соборную Успенскую церковь к находившимся там святителям с тем, чтобы они, помолившись Богу и Пречистой Богородице, вынули пред Ее чудотворной иконой Владимирской один из жребиев – «кого Бог изволит и Пречистая Богородица изберет быти Патриархом». Было это 20 марта 1642 года, в 4-ю Неделю Великого поста. Жребий патриаршества пал на архимандрита Симонова монастыря Иосифа, который и возглавлял Русскую Церковь в течение 10 лет [65, с. 325–326, 610; 151].

А игумен Маркелл продолжал управлять Соловецкой обителью [23] при содействии Божией благодати, молитвами соловецких святых, также и попечением преподобного игумена Иринарха, на что указывает следующий удивительный случай. Однажды некоему труднику Иоанну Емельянову, несшему послушание в кузнечной монастырской службе, в 1-й день мая 1643 года явился во сне старец, в котором Иоанн узнал игумена Иринарха. Преподобный, благословив Иоанна, сказал: «Рцы игумену, яко старцы живут неподобно, сего ради постигнет их Божие наказание, востанет бо о пятидесятом дни туча снежная велия и будет мраз 11): дабы игумен и братия молилися Богу и около монастыря творили крестное хождение и молебная совершали пения Всемилостивому Спасу, Пречистей Богородице и преподобным отцем Зосиме и Савватию; аще ли же не послушают и молебнов совершати не будут, то имú ми веру 12), яко роспуску лодиям и на службы братии и миряном на промыслы не будет 13) до Ильина дни 14)» [31, л. 8об.–9; 112, л. 332об.–333; 75, с. 140]. Утром Иоанн поведал о видении братии и многим трудникам, однако они не поверили услышанному. Когда же наступила суббота 7-й недели по Пасхе, канун праздника Пятидесятницы 15), то повелением Божиим внезапно поднялась сильная буря, «и нáйде туча снежная, продолжавшаяся три дни и три нощи, снега ниспало зело много, и насташа мразы велицыи, от яковых и лежаше той снег на земли дней двадесять» [31, л. 9; 112, л. 333; 75, с. 140]. И увидели ранее не верившие видению, что сбылось проречение святого игумена Иринарха. Один из иноков, Трифон, прозываемый Корешок, возвестил об этом игумену Маркеллу. Игумен же призвал к себе самого Иоанна, который подробно рассказал ему о видении. И тогда игумен Маркелл повелел всем молить Всемилостивого в Троице славимого Бога, и стали совершать крестное хождение вокруг монастыря и молебное пение Всемилостивому Спасу и Пречистой Богородице, и преподобным отцам Зосиме и Савватию. Когда же совершили сие, начали петь панихиду над гробницей преподобного Иринарха. И по завершении ее в тот же час «хлад преложися в теплоту, и дождь благотворный велий на землю спадé и проливашеся весь день той, до самыя нощи: на утрие же бысть солнечная теплота велия, губа морская от льдов вскоре очистилась и езеро растаяло». Игумен же с братией и все живущие в кинови́и 16), видя такое милосердие Божие, прославили Бога, и Пречистой Богородице и святым угодникам Его воздали хвалу [31, л. 8об.–9об.; 112, л. 332об.–334; 75, с. 140].

*   *   *

В 1643 году игуменом Маркеллом было выстроено в Вологде каменное подворье Соловецкого монастыря [18] [27, с. 426; 28, с. 65; 29, с. 66; 82, с. 44–45]. Соловецкое подворье в этом городе было устроено еще во время игуменства святителя Филиппа 17). Причиной его основания послужила перевозка на судах монастырской соли, «которой по жалованным грамматам Великих Государей ежегодно продавалось [Соловецким] монастырем до 130,000 пудов» [27, с. 426], и «складка» ее в Вологде, находившейся «на торговом пути из Москвы в Сибирь и Архангельск» [137, с. 48]. Первоначальное деревянное подворье в 1594 году сгорело со всем монастырским имуществом и вскоре было возобновлено, но просуществовало недолго: в 1612 году «польские и литовские люди были на Вологде сентября в 22 день, град Вологду пожгли весь» [13, с. 175]. Соловецкий двор также был сожжен до основания «со всею принадлежностию» [27, с. 426], но впоследствии был вновь отстроен [48, с. 119; 86]. В Писцовой книге города Вологды 1629 года говорится: «В Соловецкой улицы… двор Соловецково монастыря, в длину 17 сажен 18) без чети 19), поперег 12 сажен, живет дворник 20) Ивашко Тороптанин делает черное дело 21), да позади того двора их же монастырское дворовое место в длину 8 сажен, поперег 10 сажен» [48, с. 95].

При подворье находились две церкви: холодная – во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, и при ней теплая – во имя священномученика Кли́мента, папы Римского [27, с. 426]. Когда они были построены, точно неизвестно. В той же Писцовой книге за 1629 год значится: «В Изосимовской улицы … церковь священномученика Климента папы Римскаго да преподобных Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев древено-клецки 22)» [48, с. 117–118; 86].

При игумене Маркелле в Соловецком подворье появились каменные строения, послужившие монастырским нуждам более 120 лет. Судя по данным Переписной книги 23) 1711 и 1712 годов, Соловецкий монастырь имел в Вологде пять дворов, располагавшихся в Нижнем посаде 24) в следующих местах:

1. В переулке 14-м Нижнего посада «двор Соловецкого монастыря в длину 11 сажен полтретья 25) аршина 26), поперег 8 сажен полтора аршина. Хорóм (строений): на правой стороне у задних ворот изба, на левой стороне сенник, за двором огород в длину 82 сажени, поперег з двором равно» [41, с. 101; 159].

2. В том же переулке – двор Соляной длиной 70, шириной 43 сажени.

3. Около того же переулка – двор длиной 16, шириной 12 сажен. Хорóм: изба, сенник.

4. В Изосимовской улице – двор длиной 18, шириной 6 сажен. Хорóм: изба. Огород длиной 67, шириной 6 сажен.

5. На Смольне – двор Смольной длиной 5, шириной 3 сажени [159; 82; 87].

Главным и самым большим среди этих дворов был Соляной. В Переписной книге о нем сказано: «На дворе на левой стороне: две полаты каменные, жилые, двоежитные, меж ими двои сени, над ними полатка; да у ворот полатка ж. В том же житье по зади тех полат полата казенная запасная; на правой стороне погреб, да полата соляная, да полата кладовая, да поварня квасная каменная, да погреб. На том же дворе деревяннаго строения: на левой стороне – два сарая, да стая 27) конская, да анбар; три анбара двоежирные 28) в одной связи 29), да два анбара хлебных, да два анбара снастных; на правой стороне: конюшно, да анбарец, да санник, над ними две сеновни. У задних ворот: четыре анбара хлебных; на заднем конце стая скотья, да сарай дровяной. Позади двора огород косебной в длину 10 сажен, поперег 29 сажен 1½ аршина; по правую сторону за двором огород в длину 41, поперег 17 сажен 2 аршина. На том огороде сарай судовой, да баня… По скаске того монастыря стряпчего Гаврила Парфеньева, вышеписанным двором владеют из давных лет по грамоте: и та грамота в Соловецком монастыре, а на Вологде нет, и в те анбары кладется Государева кладь, которая идет от Города (т. е. Архангельска), а в наем никаких статей и постою на том дворе нет, и с земли посажéнно и податей не платят» [82, с. 44–45].

По отобрании от монастырей вотчин 30) этот монастырский двор поступил в государственную казну, и при открытии в 1780 году Вологодского наместничества 31) был назначен для помещения в нем квартиры вологодского генерал-губернатора 32), в связи с чем монастырские каменные здания были полностью перестроены по новому плану [82, с. 44–45; 11, с. 76]. В 1799 году дом генерал-губернатора был значительно переделан «для помещения всех Вологодских присутственных мест, а монастырь за место свое получает от казны каждогодную плату по 74 руб. 50 коп., по примеру положенной с давних лет цены» [27, с. 426; 28, с. 65; 29, с. 65–66; 86]. В 1836 году 33) здание сильно пострадало от пожара [9, с. 209, 493] и впоследствии было выкуплено вологодским купцом А. В. Сорокиным, который отстроил его к приезду в город императора Александра II 34). С 1858 года это здание арендовалось правительством для размещения в нем Губернских присутственных мест [86], а 1 июля 1876 года в нем открылось Вологодское реальное училище, которому в 1880 году было присвоено наименование Александровского – в связи с 25-летием царствования императора Александра II [40, с. 511].

При советской власти, в 1918 году, училище было преобразовано в трудовую школу II-й ступени, а позднее – в среднюю школу № 1, которая находится здесь и по сей день [40, с. 511]. Здание это расположено на углу Зосимовской улицы и Пречистенской набережной, возле моста через реку Вологду, который также назывался Зосимовским, а затем (в конце XIX – начале XX века) стал именоваться Красным.

Церковь во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких долго украшала собой правобережную часть Вологды. В первой четверти XVIII столетия она сменила свое обличие с деревянного на каменное: был воздвигнут прекрасный двухъярусный храм, высоко подымавшийся над окружающими зданиями Нижнего посада [64, с. 219]. Что касается деревянной Климентовской церкви – известно, что в 1711–1713 годах она еще существовала, но впоследствии была разобрана – возможно, при построении каменной Зосимо-Савватиевской церкви – и в честь священномученика Климента был освящен один из приделов в нижнем ярусе этой церкви [86]. Когда здания Соловецкого подворья были переданы в государственную казну, храм Зосимы и Савватия стал приходским [37; 118, с. 207].

Храм этот радовал глаз красотою и величием. Его стены, окрашенные в розовый и белый цвета, весьма гармонировали с темно-зелеными куполами и кровлей. Внешнему виду церкви не уступало и внутреннее убранство. Роспись в куполе украшал изящный орнамент. Заслуживали похвал иконостасы. Паникадило с фигурами ангелов в нижнем храме считалось одним из лучших в Вологде [64, с. 219].

В грозные годы советской власти Зосимо-Савватиевскую церковь постигла участь множества русских храмов. 13 декабря 1928 года она была закрыта решением Президиума губисполкома 35) в связи с ходатайством Союза полиграфистов и металлистов и передана им «для удовлетворения культурно-просветительных потребностей членов Союза» [152; 119, с. 262, 280, 281, 286]. Верхняя часть церкви тогда же была разобрана. В 1950-х годах в обезглавленном храме разместилась областная филармония, а после реконструкции здания в 1966 году, изменившей его до неузнаваемости, в нем обосновался кукольный театр «Теремок», существующий и доныне [11, с. 201]. Вход в театр сделан с востока через бывший алтарь храма.

Во главе Вологодской епархии

На пятом году своего настоятельства в Соловецком монастыре игумен Маркелл был вызван в Москву и там 16 января 1645 года рукоположен во епископа Вологодского и Великопермского с возведением в сан архиепископа [24]. Это было в последние месяцы царствования Михаила Феóдоровича Романова 36).

История Вологодской епархии уходит корнями в глубину веков. В 1383 году была основана Пермская епархия с центром в Усть-Вы́ми. В феврале 1492 года повелением великого князя Иоанна III к ней была присоединена Вологда, входившая до этого в состав Новгородской архиепископии, и епархия стала называться Великопермской и Вологодской; центром ее по-прежнему оставалась Усть-Вымь [12, с. 240, 242; 43; 107]. При учреждении в России патриаршества в 1589 году 37) Собор утвердил перенос кафедры в Вологду и положил «быть в Вологде архиепископии, и архиепископу оныя считаться первым между Российскими архиепископами». Епархия теперь стала именоваться Вологодской и Великопермской [12, с. 243; 1, с. 351–352; 121, стб. 729–730]. Во время управления ею преосвященным Маркеллом, в 1658 году, произошло перераспределение епархиальных владений: была образована новая епархия – Вятская и Великопермская, к которой отошли Великая Пермь, Чердынь и Соликамск, а взамен их из Ростовской митрополии пожалованы в десятину Вологодскому архиепископу Белоезерский и Чарондский уезды и Пошехонье. С этого времени Вологодские архиереи стали именоваться Вологодскими и Белоезерскими [12, с. 240; 108, с. 198; 30, с. 854; 136, с. 864]. Следует отметить, что архиепископ Маркелл всегда ревностно защищал целостность вверенной ему епархии. Так, еще при создании Вятской епископии был поставлен вопрос об отделении Я́ренского уезда от Вологодской епархии в пользу Вятской, несколько раз этот вопрос поднимался и в последующие годы, и только усиленными стараниями и ходатайством пред Государем Вологодских архиепископов Маркелла и следующего за ним Симона решения до 1676 года принимались в пользу Вологодской епархии [123, с. 235–239].

*   *   *

Какой была Вологда, когда управление Вологодской епархией принял архиепископ Маркелл?

Город располагался на правом берегу реки Вологды. Вокруг города были воздвигнуты крепостные стены, окруженные оборонительным рвом, через который было перекинуто несколько деревянных мостов. Две из четырех стен крепости тянулись вдоль рек: северо-восточная – вдоль Вологды, юго-восточная – вдоль ее притока – Золотухи. Духовно-культурным средоточием города был архиерейский двор и стоящий рядом с ним величественный Софийский собор – в то время чуть ли не единственное каменное здание города (не считая оборонительных сооружений). Постройки архиерейского двора были окружены деревянной стеной. Деревянной была и звонница Софийского собора [11, с. 65, 51].

Территорию города пересекали дороги, идущие от проездных башен крепости к Софийскому собору и другим храмам. Главные магистрали соединялись узкими улицами и проездами. Вдоль крепостных стен располагались помещения государственных служб: съезжая 38), губная 39), казенная и таможенная избы, всякого рода служебные помещения, тюрьма, государевы житницы. Из города выходило несколько дорог: от юго-восточной стены – на Москву, от юго-западной – в Пошехонье и Тихвин, от северо-западной – на Белоозеро через Спасо-Прилуцкий монастырь [11, с. 66, 51].

С двух сторон от крепости раскинулись посады: Нижний и Верхний. Третий посад – Заречье – образовался на противоположном берегу Вологды.

От устья Золотухи вниз по течению Вологды на протяжении версты – до храма Рождества Богородицы на Нижнем Долу – разместился Нижний посад. Здесь начинался Великий северный речной путь: по Вологде, Сухоне и Северной Двине можно было без выхода на сушу дойти до Белого моря. Неудивительно, что в Нижнем посаде основали свои подворья и соляные склады крупнейшие северные монастыри: Соловецкий, Спасо-Прилуцкий, Кирилло-Белоезерский, Антониев Сийский, Николо-Корельский. Зрительным центром Нижнего посада была церковь преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Рядом с ней находилась площадь, куда отовсюду тянулись обозы за солью и другими товарами. В Нижнем посаде также располагались торговые дворы известных русских купеческих фамилий и иностранных купцов. Вдоль берега устраивались пристани и причалы. По соседству размещались ремесленные, смоляные и дегтярные мастерские [11, с. 66–67].

За юго-восточной стеной крепости, вдоль Золотухи, находились ряды лавок: калашный 40), мясной, соляной, рыбный, коробейный, свечной, суконный и другие. Здесь же стояли амбары торговых людей и гостиный двор с церковью апостолов Петра и Павла. К ним примыкала Торговая площадь, на которой приезжие крестьяне торговали сеном и дровами. Через Нижний посад проходила мощеная деревом дорога на Москву [11, с. 67].

К северо-западу от города, выше по течению реки Вологды, находился Верхний посад. Здесь, на Ленивой площадке, и был в XII веке основан город. Заречный посад разместился вдоль невысокого левого берега Вологды. В XVII веке эта часть города стала местом интенсивного расселения горожан, здесь было воздвигнуто несколько каменных храмов [11, с. 67].

Помимо трех посадов, Вологду составляли и слободы. Так, к Заречному посаду примыкала Владычная слобода, которая именовалась также Никольской по находившемуся здесь храму в честь святителя Николая. До 1649 года она числилась вотчиной 41) вологодских архиереев, а затем была включена в государственные земли и приписана к посаду [135, с. 29_; 11, с. 67–68]. Соборное уложение 1649 года 42) предписывало: «Которые в городех Патриарши и Митрополичьи, властелинские и монастырские вотчины, села и деревни… и те села и деревни указал Государь взяти за себя Государя, и устроити их с посады, в ряд с своими Государевыми тяглыми людьми 43), всякими податьми и службами» [116, с. 110; 150, с. 485]. В 1651 году архиепископом Маркеллом была подана челобитная царю Алексею Михайловичу «об оскудении архиерейской казны в связи с передачей Никольской слободы в посад». «Ныне, государь, – писал святитель, – в Софейском дому оскудение, детем боярским и певчим дьяком и всяким дворовым людем денежнаго жалованья давать нечево» [135, с. 298; 141; 150, с. 135; 157]. В связи с этим архиепископ просил царя пожаловать «Вологодскому архиерейскому дому вместо взятой в казну Никольской Владычной слободы некоторых слобод и деревень в Тотемском уезде» [135, с. 298–299; 141; 150, с. 135; 157].

*   *   *

В лице преосвященного Маркелла Святейший Патриарх Иосиф нашел единомышленника и соревнителя в охранении истинного христианского благочестия. Среди многих забот о всероссийской пастве Патриарх немалое внимание уделял нуждам современного ему монашества, болезнуя о всех бедах и нестроениях, о чем и писал в 1649 году архиепископу Маркеллу: «…в монастырех умножилось хмелнаго питья, и от того хмелнаго пьянаго питья монастыри оскудели и общежителство и монастырьской чин разрушается; а архима[нд]риты, игумены, и попы черные, и строители, и старцы, о церковном пении и благочинии не радеют и древних святых богоносных отец предание и устав не хранят, в церквах Божиих поют поскору, не единогласно, со всяким безстрашием, и братью на всяко благочестие не учат и сами к церкви Божии мало ходят и с братьею в трапезе не бывают, едят и пьют по кельям, … забыв свое иноческое обещанье… И как к тебе, сыну, государева царева… и ся наша грамота придут, и ты б в своей архиепископии, во всех монастырех и в монастырских вотчинах, хмелнаго питья, вина… держать отнюдь не велел… а архима[нд]риты, и строители, и келари, и вся братья, пребывали в посте, и в молитве, и в воздержании, и во всяком благочинии, и житие имели немятежно и неленостно… и исправляли всякое церковное благолепие и пение по преданию святых Апостол и святых отец, и монастырьской чин хранили с великим укреплением, по древнему отеческому преданию, и в церквах Божиих велеть говорить в один голос, как в монастырех чин обдержит, по уставу; такожде, [чтобы] во время божественнаго пения, священноиноцы и братия и все православные Христиане стояли и слушали божественнаго пения и святых евангельских поучений и апостольских и отеческих преданий со страхом и благоговением, в молчании и во всякой тишине, немятежно, и друг с другом бесед и шептания не творили, и прочих православных Христиан учили страху Божию и всякому благочинию…» [85, с. 485–486].

Святитель Маркелл как великий ревнитель благочестия и достойный служитель Церкви был высоко ценим и Российскими Государями. Уже упоминалось, что еще будучи соловецким игуменом, он рассматривался в качестве одного из шести кандидатов на патриарший престол. Теперь же как архиерей он нередко приглашался к Царскому двору в числе других иерархов для участия в решении важнейших церковно-государственных задач.

В то время снова был поднят давно наболевший вопрос о благочинии церковной службы. Уже около столетия церковные власти боролись с так называемым многогласием при отправлении общественного богослужения. Церковные службы, совершаемые по уставу, казались длинными и утомительными – между тем, опускать что-либо из предписанного уставом считалось тяжким грехом. Чтобы сократить службы и в то же время соблюсти все уставные требования, придумали и мало-помалу привыкли отправлять службы разом многими голосами: один читал, другой в то же время пел, третий говорил ектении, четвертый – возгласы… Из этого выходила такая путаница звуков, что почти ничего нельзя было разобрать. Вопрос о единогласии или многогласии в церковном богослужении Московский Патриарх Иосиф считал очень важным и за решением его обратился к Цареградскому Патриарху 44) Парфению. Вскоре последовал ответ: «Св. апостол Павел в 1-м Послании к коринфянам, главе 14, пишет: Въ цRкви хощY пsть словeсъ ўм0мъ мои1мъ глаг0лати, да и3 и4ны п0льзую, нeжели тмы6 словeсъ љзhкомъ 45)… И труба если вострубит несогласно, кто постоит в битве? Так и молитве подобает быть с постоянным разумом и душевным спокойствием… и чтение должно совершаться со тщанием, в слух всем слышащим, с совершенным разумом, единогласно, а не всеми разом…».

Спустя два-три месяца после того, как получены были в Москве из Царьграда ответы на посланные туда вопросы о церковных потребах, включая и вопрос о единогласии, в 9-й день февраля 1651 года, царь Алексей Михайлович призвал в свои царские палаты Патриарха Иосифа и пятерых архиереев, в том числе Новгородского митрополита Никона (будущего Патриарха), который первым у себя в епархии запретил многогласие при совершении богослужений, и Вологодского архиепископа Маркелла, весь освященный Собор, и весь свой царский синклит 46), и держал с ними совет, как бы искоренить многогласное пение в церквах, утвердившееся от небрежения. «И все присутствовавшие на совете с царем во главе уложили, чтобы во всем Московском государстве по церквам и монастырям пели чинно, безмятежно и единогласно, псалмы и Псалтирь говорили в один голос, тихо и неспешно, со всяким вниманием и обратившись лицом к Царским дверям; чтобы певцы не пели в то время, когда священник говорит ектении и произносит возгласы, а священники не говорили ектений и возгласов, когда еще поют певцы; чтобы тропари и избранные псалмы не пелись разом на двух крылосах 47), а пелись поочередно, сперва на одном, потом на другом; чтобы псаломщики не читали в то время, когда происходит пение… Тех же, которые начнут церковное пение и чтение совершать небрежно и петь и читать не единогласно, велено было ссылать под крепкое начало и смирять в монастырях монастырским смирением» [65, с. 362–366].

О ревности по Бозе архиепископа Маркелла свидетельствуют писанные им в 1658 и 1660 годах святительские грамоты епархиальному клиру: «…cоборной церкви великаго во святителех Василия, Архиепископа Кесарийскаго, протопопу Авраамию… Да тебе же б протопопу сыскивать в своем же заказе, во всех приходех, которые крестьяне живут не по правилом святых Апостол и святых отец, а держат у себя наложницы без молитвы 48), и тебе б о тех людех писать к нам великому господину, на Вологду, чтобы безчиния и никакого беззакония не было… А буде кому случится скорая смерть без отца духовнаго, и тебе б давать похоронныя памяти и в памятех велеть отписывать, чтобы попы про таких умерших, коему погребать, сыскивали накрепко, не вином ли кто опился, и не удавился ли, и не зарезался ли? И будет кто такое убивство учинил сам над собою, и тебе б таких у церквей Божиих погребать не велеть и отсылать велеть в убогой дом… Да тебе же б протопопу надзирать над попами своего заказу, на Белеозере, в городе и на посаде и в Белозерском уезде, в церковном благочинии, чтобы в церкви Божии всякое пение пели и говорили единогласно… А буде на Белеозере попы и дьяконы, и в монастырских вотчинах служки и старосты и крестьяне и причетники церковные и бобыли учнут вúна курить и сýды винные держать, а про то будет ведомо, и им от Великаго Государя быть в пене 49), а пени, что он Великий Государь укажет, а от нас в духовном запрещенье и в смирении, без пощады» [35, с. 145–146; 19, с. 163–164].

В 1649 году архиепископ Маркелл ввел в Вологде надзор за правильностью и качеством написания икон, а также за обменом и приобретением икон хорошего письма [95; 51], о чем свидетельствуют сохранившиеся документы. В «Поручной записи…» от 13 октября 1649 года говорится: «Се яз Иван, Тимофиев сын, иконник, да яз Яким, Карпов сын… оба мы вологжане посадцкие люди, поручились… по вологжанине по посадцком же человеке по Артемье, Софонове сыне, иконнике, прозвище Фонаркове, в том, что ему, Артемью Софонову, по указу великаго господина преосвященнаго Маркела архиепископа Вологотцкаго и Великопермскаго впредь на Вологде и в Вологотцком уезде по монастырем и по волостем икон не писать, покаместа он, Артемей, за нашею порукою доучится у мастера икон добро и мастерски писать. А учнет он, Артемей Софонов, за нашею порукою впредь на Вологде и в Вологотцком уезде по манастырем и по волостем иконы не доучась писать, и на нас, на порущыкох, пеня великаго господина преосвященнаго Маркела архиепископа Вологотцкаго и Великопермскаго, а пеню, что архиепископ укажет…» [94; 138, с. 18–19]. В другой «Круговой поручной записи…» от 11 октября того же года сказано: «…вологжане посадцкие люди поручились есмя друг по друге круговою порукою… в том, что нам иконным сменщыком 50) сидеть на Вологде внутри города в ыконном ряду 51), и по указу великаго господина преосвященнаго Маркела архиепископа Вологотцкаго и Великопермьскаго, иконы на Вологде в том иконном ряду выменивать и променивать письмá добрых мастеров… а плохих мастеров иконников… икон нам в лавки не меняти, и в лавках тех икон их письмá не держати. А поедем мы, иконные сменщыки, с ыконами с Вологды на ярмангу… плохово письмá икон с собою на ярманки не возити. А буде мы, иконные сменщыки… сидячи в ыконном ряду за иконами, учнем иконы променивать письмá недобрых мастеров… и на нас, на иконных сменщыкох, пеня великаго господина преосвященнаго Маркела архиепископа Вологотцкаго и Великопермьскаго, а пеню, что архиепископ укажет…» [54, с. 88–89; 138, с. 16–18].

*   *   *

В 1649 году архиепископ Маркелл наряду с другими архиереями принимал участие в хиротонии Новгородского митрополита. Когда прежний Новгородский владыка Аффоний по старости удалился на покой в Хýтынский монастырь 52), то по желанию царя на эту высшую после патриаршей кафедру был избран новоспасский архимандрит Никон 53), постриженик и ученик преподобного Елеазара Анзерского 54). 11 марта Святейшим Патриархом Иосифом в Успенском соборе Московского Кремля Никон был посвящен в митрополита Новгородского. В его ставленнической грамоте было сказано: «Смиренный Иосиф, патриарх царствующего града Москвы и всея Великия России, с митрополитами Варлаамом Ростовским и Серапионом Сарским 55), архиепископами Маркелом Вологодским, Моисеем Рязанским и Ионою Тверским и епископом Рафаилом Коломенским поставил новоспасского архимандрита Никона в митрополита Новгороду» [65, с. 361–362, 613–614]. Впоследствии Никон стал Первосвятителем всей Русской Православной Церкви.

14 октября 1649 года Вологодскому архиепископу Маркеллу была вручена царская грамота об установлении нового всероссийского праздника 56): «От Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Руси, на Вологду, богомольцу нашему Маркелу, архиепископу Вологодскому и Великопермскому. В прошедшем 1612 году, октября в 22 день, милостию Божией и молитвами и заступлением Пречистой Владычицы нашей Богородицы, явления чудотворной иконы Казанской, на память святаго Аверкия, епископа Иерапольскаго, чудотворца, Московское государство от литовских людей очистилось, и ради сего Божия милосердия уставили праздновать Пречистой Богородице, явлению чудотворной иконы Казанской, в царствующем граде Москве, при отце нашем, блаженной памяти Великом Государе Царе и Великом Князе Михаиле Феóдоровиче всея Руси. А в прошлом 1648 году, октября в 22 день, на праздник Пречистой Богородицы, явления чудотворной иконы Казанской, во время всенощнаго пения, Бог одаровал: родился нам сын, Государь Царевич Князь Димитрий Алексеевич; и мы указали ныне в тот день, октября в 22 день, праздновать Пречистой Богородице, явлению чудотворной иконы Казанской, во всех городах, по вся годы. — И как к тебе эта наша грамота придет, и ты б, богомолец наш, в соборной церкви, со всем освященным собором, и на посаде, и во всей своей архиепископии в городах и в уездах, и в монастырях, и по всем церквам, велел праздновать Пречистой Богородице, явлению чудотворной иконы Казанской, октября в 22 день, на память Аверкия епископа Иерапольскаго, по вся годы. Писано на Москве, лета 1649, сентября в 29 день» 57) [79, с. 61].

В 1649 году, 4 сентября, в Новоезерском Кириллове монастыре 58) иждивением московского боярина Бориса Ивановича Морозова 59), по обету его, было начато строительство нового каменного соборного храма Воскресения Христова. «И как-де учали под церковь рвы копать и повели ров близ тово места, где была гробница чюдотворца Кирила Белово, и под тою-де гробницею обрели гроб цел, ничем не вредим, а земли над тем гробом с поларшина, свилась с кореньем от древес; а как-де чюдотворец Кирил Белый преставися и погребен, тому сто семнатцать лет» 60) [136, с. 858–859; 145, с. 36]. Монастырская братия возвестила об этом боярину Борису Морозову, который поведал о происшедшем царю Алексею Михайловичу. О нахождении гроба преподобного Кирилла сообщили также митрополиту Ростовскому и Ярославскому Варлааму 61), в ведении которого в то время находился Белоезерский уезд. Митрополит отписал Патриарху Иосифу. Руководствуясь, видимо, тем, что Новоезерский монастырь расположен гораздо ближе к Вологде, чем к Ростову, Святейший Патриарх повелел архиепископу Вологодскому Маркеллу ехать в Новоезерский монастырь для освидетельствования мощей преподобного Кирилла. Получив 15 октября государеву и патриаршию грамоты, святитель Маркелл сразу же отписал в монастырь: «…велено мне государеву богомольцу ехать в монастырь Новое озеро для свидетельства мощей преподобнаго чюдотворца Кирила Белаго незамотчав 62). А ныне гда ехать нельзе, потому что летней путь миновал, а зимней еще не настал. А как гда мы к вам поедем, и мы о том вашему старцу Игнатью велим ведомо учинить, чтобы вам наш приезд был ведом» [145, с. 37].

1 ноября архиепископ Маркелл отправился в путь. Посетив по дороге Сямский Богородице-Рождественский 63) и Кирилло-Белоезерский 64) монастыри, преосвященный 7 ноября прибыл в Новоезерский монастырь, «и велел при себе чюдотворца Кирила Белово с гроба землю очистити и тот гроб роскрыти и мощей и одежд досмотрети; и досмотря, перенесли в деревянную церковь Воскресения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и устроили, якоже подобает, и в той церкви праздновали Успению Пресвятыя Богородицы и пели соборне вечерню и всенощное и заутреню, и перед литоргиею молебен со звоном Всемилостивому Спасу и Пресвятей Богородице и всем святым, и воду святили, и в ектеньях молили в Троицы славимаго Бога и Пречистую Его Матерь и всех святых» [136, с. 860]. Впоследствии, после построения каменной церкви, святые мощи были перенесены туда и почивали «на месте, идеже прежде в земли быша», источая чудеса. Перенесение мощей совершилось 22 августа 1652 года. В 1661 году вышеупомянутый боярин Морозов по своему обещанию изготовил новую серебряную раку, которую царь Алексей Михайлович своей грамотой от 21 октября 1661 года на имя архиепископа Маркелла повелел «внесть в церковь и над гробницею великаго чюдотворца Кирила Новозерскаго поставить по чину, подобающею честию» 65) [145, с. 37–38]. [30, с. 853; 136, с. 857–862; 65, с. 337; 114, л. 82–85об.; 50, с. 524–526].

Мощи преподобного Кирилла Новоезерского были не единственными, в судьбе которых принял участие благочестивый архипастырь. По его благословению в 1650 году в Преображенском Спасо-Каменном монастыре 66), что на Каменном острове Кубенского озера, в 47 верстах от Вологды, было совершено переложение мощей благоверного князя Иоасафа Каменского 67). После кончины Иоасафа мощи его находились в монастырской Успенской церкви и прославились нетлением и чудесами. 3 сентября 1476 года 68) весь монастырь сгорел [100, с. 42–43; 130, с. 8–9]. Сильно пострадали и мощи преподобного Иоасафа. Остатки их собраны были старцем Мартинианом, помещены в ковчег и положены под престол «большой церкви»; а затем «часть их заделана в трипядный крест 69), обложенный серебром» [130, с. 8–9; 101, с. 76]. А спустя почти два века, 10 июня 1650 года, по благословению преосвященного Маркелла мощи были переложены в гробницу, «устроенную в соборной каменной Преображенской церкви у южных врат, против праваго клироса, а на гробницу возложен был и крест с его же мощами» [130, с. 9, 51]. [2, с. 332; 30, с. 853; 136, с. 862; 128; 129; 130; 12, с. 244]. В 1657 году, в ночь на 24 августа, Спасо-Каменный монастырь вновь был опустошен пожаром. По прошению братии обители архиепископ Маркелл благословил беспошлинный сбор средств по городам и уездам епархии на восстановление монастыря [130, с. 12–14]. Честные мощи Иоасафа в этом пожаре более не пострадали.

За полгода до переложения мощей преподобного Иоасафа, в ноябре 1649 года, на обратном пути из Новоезерского монастыря, архиепископ Маркелл побывал в Спасо-Каменной обители. Принять же участие в торжестве переложения мощей он не смог, поскольку «мая 22 дня по Государеву указу, а по своему обещанью… поехал на Устьвым Пермским чюдотворцем помолитись» [136, с. 862]. Паломничество архиепископа к мощам трех Пермских святителей – Герасима, Питирима и Ионы – продолжалось до июля. Сохранились интересные подробности этого паломничества: «Путешествие совершено было водою, на дощанике 70), имевшем длины 12 ½ сажен, за который заплачено было 38 рублей. На дощанике устроена была для архиепископа келья с тремя слюдяными окончиками и чулан для дорожных запасов. На случай опасности при тогдашних дальных переездах, куплено было в дорогу для огнестрельных орудий четыре фунта пороху и три фунта свинцу. Рабочих людей (“ярыжек”) на дощанике нанято было девять человек, с платою по 2 руб. 50 коп. человеку. Архиепископ взял с собою в дорогу из своей казны сто рублей денег и новые из индейской комки покровы для возложения на гробницы Пермских чудотворцов» [136, с. 862–863].

Следствием, вероятно, того же благочестивого обета, который побудил архиепископа Маркелла к описанному путешествию, было построение в 1649–1653 годах в вологодском архиерейском дворе над Святыми вратами деревянной церкви во имя трех Пермских святителей. Церковь эта существовала до 1674 года, а затем по случаю возведения архиепископом Симоном каменных стен вокруг архиерейского дома была разобрана и перевезена в село Ананьино [136, с. 863]. Село это находилось примерно в шести верстах к западу от вологодской крепости, на притоке Вологды Тошне. Здесь с XVII века располагалась летняя загородная резиденция вологодских архиереев [11, с. 68].

Через три месяца после переложения мощей преподобного Иоасафа Каменского, и в самый день его памяти – 10 сентября 1650 года 71) – архиепископ Маркелл предпринял путешествие в Москву, куда архиереи обыкновенно вызывались на целый год для служения и участия в соборных совещаниях. Найденный в приходо-расходной книге архиепископа дневник этого путешествия доносит до нас любопытные подробности походной жизни «высокопоставленных особ» того времени. Вологодский историк XIX века Н. И. Суворов, публикуя дневник в «Вологодских губернских ведомостях», замечает в предисловии: «Из этого дневника видно, как медленно, каким, можно сказать, черепашьим шагом, совершались в старину, до учреждения почтовой езды, путешествия самых властей в нашем отечестве. По причине дурнаго состояния и небезопасности тогдашних дорог, это были в собственном смысле путешествия „на долгих“. По неволе надобно было ехать медленно, осторожно и только при свете дневном, чтобы не изломать экипажей и ног у лошадей и чтобы ночью не попасться в руки людей недобрых. При том, чем важнее была путешествующая особа, тем более было при ней свиты, и следовательно тем более случаев к остановкам. Починка экипажей, ковка лошадей, покупка и заготовление необходимых для дороги запасов, частые перевозы не только через реки, но и через речки, все это, вместе с другими случайными обстоятельствами, до крайности замедляло путешествия, так что проезд 428-ми верст (от Вологды до Москвы) совершался в 11 или 12 суток, т. е. по 38 и по 36 верст на сутки. И надобно заметить, что дорога из Вологды в Москву, вероятно, была в то время не из самых дурных: потому что Вологда находилась на торговом пути из Москвы в Сибирь и Архангельск.

Из путеваго дневника архиепископа Маркелла нельзя с точностию определить, сколько именно было при нем, в эту поездку, свиты; кроме его особы, упоминаются еще поимянно 11 человек, да неопределенное число „обиходных“ людей; лошадей насчитывается 19; экипажей, кроме возка архиепископскаго, было – 8 телег наемных, да сколько-то телег казенных. Упоминаемый в дневнике „архиепископль иноходец“ предназначался для верховой езды самаго архиепископа. Ныне это может показаться странным; но в то время, когда совершался чин хождения Патриарха на осляти, такая езда не считалась неприличною и для духовных властей, даже высших: а потому в описях конюшенной рухляди архиерейскаго дома и монастырей в 17 столетии постоянно встречаются между прочими вещами: „седло архиепископле, седло настоятельское, седло казначейское“, отличавшияся особенно хорошею отделкою. Многочисленность свиты и подвод в поездах духовных владык объясняется тем, что архиепископы, отправляясь в Москву наиболее по делам церковным и не на короткое время, обыкновенно возили туда с собою свою ризницу, своих певчих дьяков и подьяков и всяких чинов людей и даже немалое количество съестных припасов. Вероятно, тоже было и в поезде архиепископа Маркелла» [137, с. 47–48].

Остановимся теперь на наиболее занимательных моментах полуторанедельного путешествия владыки Маркелла до Москвы белокаменной [137, с. 48–50].

«Лета 7159 гóду Сентября в 10 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя  Алексея Михайловича всеа Русии указу и по грамоте, Великий господин Преосвященный Маркелл, архиепископ Вологодцкий и Великопермьский поехал к Москве и взял из Софейские и из своей святительской казны казенных денег у казначея старца Ильи, да у дьяка Ивана Бебехова 130 рублев. И с Вологды до Москвы едучи, по его архиепископлю указу, казначей старец Илья держал Софейских казенных денег; а где что издержал, и тому росходныя книги…»

«Сентября 11 на Комéльскому ямý на обеде лошадем сена куплено на 5 алтын; овса на 3 алтына 4 денги; на обиходных людей квасу на 8 денег. На Обнóрском ямý у архиепископля возкá подмогу 72) наваривали; кузнецу за работу дано алтын 73)…». Обращает на себя внимание то, что запись любого дня начинается с записи затрат на корм лошадям. Лошади как средство передвижения были главным объектом заботы путешественников. Судя по записям, в сутки было две запланированные остановки: обеденная и ночная. Основные расходы, кроме «лошадных», были на квас и «за постоялое».

«Сентября 13 в деревне Кóрхове обедали; лошадем сена куплено на 3 алтына… постоялова 4 денги, квасу… и капусты на шти на 10 денег. Тогож числа в Даниловском ночевали… Архиепископля иноходца 74) подковывали кругóм 75) болшими неметцкими подковы; за подковы и за работу кузнецу плачено 4 алтына…»

«Сентября 15 в Ярославле клюшник 76) Павел Юрьев купил в клюшню рыбы свежие стерлядей на 6 алтын, 6 щук на пар… он же Павел купил хлебов белых… обиходных хлебов… колачей… квасу ячнова купил 7 ведр… куплено в ризницу свечь восковых два фунта… Под казенную телегу куплены двои колеса и со втулками и обручи на них наколотил, за все дано рубль 6 алтын 4 денги: те колеса извощик на стан привез… Под телегами колеса мазать дехти куплено… У двунатцати лошадей коновал зáволоки заволóк 77), да у осми лошадей рты чистил, дано ему от того 4 алтына 2 денги. На Волге перевозу дано 2 алтына 2 денги. Архиепископля возка колеса оковывал кузнец, наложил своих шесть рваней да полосу 78), от того кузнецу дано 3 алтына 2 денги…»

«Сентября 16… у Николы на Устье под казенной телегой ось подломилась; купил [сын боярской] Григорей Никифоров ось и под телегу подделал, дал за ось и за дело 8 денег…»

«Сентября 18 в Переславле ночевали… Куплено в клюшню селдей паровых три ста двадцать пять селдей, по одиннатцати алтын сто, и того рубль 2 алтына з денгою 79)…»

«Сентября 20 у Троицы в Сергиеве монастыре на молебен дано рубль; братье на стол пять рублев. У Троицы же хлебов белых куплено… Тогож числа в селе Воздвиженском обедали… Тогож числа в Пушкине ночевали…»

«Сентября 21, приехав к Москве, сын боярской Григорей Никифиров купил казенным лошадем сена две телеги, дал 16 алтын…»

«И всего по сим книгам в росходе, от Вологды до Москвы едучи, за постоялое, и за квас, и капусты на шти, и за дрова, и казенным лошадем на корм, на сено и на овес, и на всякия росходы, издержано 46 рублей, 32 алтына».

*   *   *

В 1652 году архиепископ Маркелл принимал участие в торжествах общерусского масштаба – перенесении с Соловков в Москву честных мощей святителя Филиппа, митрополита Московского, бывшего игумена Соловецкого 80) [76; 147, с. 97–102].

В начале 1652 года митрополит Новгородский Никон (впоследствии Святейший Патриарх), в ведении которого находился Соловецкий монастырь, обратился к Патриарху Иосифу с предложением перенести в Москву мощи трех святителей – предстоятелей Русской Церкви, претерпевших мученическую кончину: митрополита Филиппа и Святейших Патриархов Иова и Ермогена.

По благословению Патриарха Иосифа митрополит Никон 11 марта 1652 года, в четверг на второй неделе Великого поста, отправился на Соловки с покаянной грамотой царя Алексея Михайловича, в которой он молитвенно просил святителя Филиппа о прощении содеянных против него грехов своего прадеда – царя Иоанна Грозного. В грамоте Алексей Михайлович обращался к почившему святителю как к живому и просил его возвратиться в Москву: «Еще молю тебя и желаю пришествия твоего сюда, чтобы ты разрешил согрешение прадеда нашего, царя и великого князя Иоанна, совершенное против тебя нерассудно, завистью, несдержанною яростью… Преклоняю сан мой царский за согрешившего против тебя, да отпустишь ему согрешение своим пришествием к нам, да подашь ему прощение и тем да уничтожится поношение, которое лежит на нем за твое изгнание» [76, с. 172; 147, с. 99].

Вечером 18 марта митрополит Никон прибыл в Вологду и прожил там целый месяц на подворье Соловецкого монастыря в ожидании вскрытия рек. Архиепископа Маркелла в это время в Вологде не было: он пребывал в Москве.

19 апреля, в понедельник Светлой седмицы, митрополит Никон после молебна на подворье отправился в дальнейший путь. Достигнув 14 мая Белого моря, он отслужил напутственный молебен в Николаевском Корельском монастыре 81), что в устье Северной Двины, и в тот же день отплыл по направлению к Соловкам. Первая попытка достичь Соловецких островов оказалась неудачной: буря разметала суда и выбросила их на берег. Лишь 3 июня цель была достигнута. Накануне дня Святой Троицы было торжественно отслужено праздничное всенощное бдение с приложением канона святителю Филиппу, а в самый праздник, 7 июня, перед литургией совершен молебен с водосвятием. По окончании литургии митрополит Никон зачитал с амвона покаянную грамоту царя. Чтение сопровождалось великим плачем братии, сокрушавшейся сердцем о предстоящей разлуке со своим любимым игуменом, опочивающим во святых мощах. Митрополит Никон по просьбе Соловецкой братии отделил часть мощей святителя Филиппа для оставления их обители.

Вечером того же дня митрополит Никон с мощами святителя отбыл в обратный путь к первопрестольному граду Москве. На материке, в устье Онеги, его ожидали царские гонцы с письмом из Москвы, в котором царь Алексей Михайлович извещал о кончине 15 апреля Патриарха Иосифа и просил поспешить с возвращением. 4 июля, после совершения торжественных богослужений в Лавре преподобного Сергия Радонежского, шествие остановилось в нескольких верстах от Лавры в селе Воздвиженском. Сюда же в ночь на 6 июля прибыло посланное царем для встречи и сопровождения святых мощей до Москвы почетное посольство: митрополит Казанский Корнилий 82) и архиепископ Вологодский Маркелл с духовенством, а также князь Трубецкой со своей свитой. Наутро, после молебна перед мощами святителя Филиппа, торжественное шествие продолжило свой путь к Москве, а митрополит Никон поспешил вперед в столицу, чтобы подготовить торжественную встречу святых мощей.

Утром 9 июля из Успенского собора Кремля двинулся крестный ход, возглавляемый митрополитом Никоном и митрополитом Ростовским и Ярославским Варлаамом, за которыми в богатейшем наряде с драгоценным посохом в руке шествовал царь Алексей Михайлович со своей свитой и несметное множество москвичей. Крестный ход миновал уже Сретенские ворота, когда показалось шествие со святыми мощами. Оно было приостановлено подле приходской церкви Троицы на Капельках, где впоследствии в память описываемого события поставлен дубовый крест, от которого получила свое название Крестовская застава (недалеко от современного Рижского вокзала). Тут произошло неожиданное и печальное событие. Престарелый митрополит Варлаам, несмотря на предостережения царя пожелавший принять участие в торжестве, так изнемог, что, не успев достигнуть раки святителя Филиппа, сел в кресла и скончался. Отдав нужные распоряжения, Государь поспешил навстречу святому Филиппу. Он пал на землю перед его нетленными останками и со слезами умиления благодарил Господа, давшего ему узреть мощи святого угодника Божия, возвратившегося со славою в первопрестольный град, откуда он так позорно был изгнан царственным предком Государя. После того рака со святыми мощами была принята царем и боярами на головы, и шествие направилось через город к Кремлю. Часть этого пути вслед за святителем Филиппом несли и почившего митрополита Варлаама. Вначале мощи святителя Филиппа поставили на Лобном месте на Красной площади, где пред ними был совершен торжественный молебен, затем – в Кремле на площади у Грановитой палаты. Наконец, мощи были внесены в Успенский собор и поставлены на амвоне. В течение десяти дней эта святыня стояла в центре Успенского собора, и все это время не оскудевал поток приходивших к ней с молитвой верующих. Во все эти дни с утра до вечера стоял колокольный звон, как в Пасхальную седмицу. 17 июля, в день памяти преподобного Иринарха, игумена Соловецкого, после торжественной службы мощи святителя Филиппа были переложены в серебряную гробницу у южной двери алтаря, возле иконостаса, где они покоятся и доныне.

Возможно, в связи с этими событиями по инициативе архиепископа Маркелла на его келейные деньги в местном (нижнем) ряду иконостаса Вологодского Софийского собора «против архиепископля места» была поставлена икона святителя Филиппа, митрополита Московского, игумена Соловецкого, обложенная «серебром басмáнным 83); венец и цáта 84) серебряные, резные, позолочены» [125, с. 15].

*   *   *

Между тем необходимо было выбирать нового Патриарха на место почившего Иосифа. Царь разослал грамоты ко всем архипастырям, приглашая их собраться в Москву для избрания нового верховного пастыря. Некоторые из архиереев, участвовавшие в перенесении мощей святителя Филиппа, в то время уже находились в столице – среди них и архиепископ Вологодский Маркелл. Собравшимся архиереям царь приказал «ко избранию на патриаршеский престол написати двенадцать мужей духовных». Они исполнили волю царя и, написав, «прислаша к нему имена 12 духовных мужей», в числе которых было имя архиепископа Маркелла [66, с. 395; 160]. 22 июля царь послал своего боярина Василия Васильевича Бутурлина с думным дьяком Волошениновым сказать архиереям и всему Собору, чтобы они из тех двенадцати мужей избрали одного достойнейшего быть Патриархом, «мужа благоговейнаго и преподобнаго», и затем пришли в Золотую палату известить об этом Государя. Архиереи со всем Собором исполнили и эту царскую волю, и когда пришли в Золотую палату, то упомянутый уже Казанский митрополит Корнилий возвестил Государю от лица всех, что они избрали на патриарший престол Никона, митрополита Новгородского [66, с. 18–19]. 25 июля Никон был посвящен в сан Патриарха митрополитом Корнилием и другими архиереями в Успенском соборе в присутствии самого государя [66, с. 20].

Патриарх Никон был выдающимся деятелем в Русской Церкви. Обладая необыкновенной энергией, блестящим умом, неутомимым характером, он жаждал великих дел. Одним из главных его стремлений было исправить элементы богослужения, церковные правила и обрядовую жизнь Церкви согласно древним канонам, а также устранить накопившиеся за последние века ошибки и неточности в богослужебных книгах. По просьбе Патриарха царь Алексей Михайлович созвал Собор, который проходил в царских палатах с 27 февраля по 2 мая 1654 года [110, с. 79]. В числе архиереев был Вологодский архиепископ Маркелл. На Соборе было выработано Уложение, «чтобы впредь быть исправлению церковных книг при печатании их по древним харатейным и греческим книгам, Ставам, Потребникам, Служебникам и Часословам» [66, с. 83].

Имя святителя Маркелла упоминается также среди участников Соборов 1656 и 1660 годов. Собор, проходивший с 23 апреля по 2 июня 1656 года, утвердил правило троеперстия при сотворении крестного знамения и одобрил за подписями переведенную с греческого по благословению Патриарха Никона книгу «Скрижаль», объясняющую таинственный смысл Литургии и других богослужений и церковных священнодействий и обрядов [30, с. 853–854; 66, с. 101–106].

Собор же 1660 года был созван 16 февраля царем Алексеем Михайловичем для рассмотрения дела об оставлении Никоном патриаршей кафедры и избрании ему преемника. Государь повелел Собору сделать выписку из правил святых апостолов и святых отцов – что они говорят по поводу оставления епископом своей кафедры, «а у выписки этой быть архиепископам: Маркеллу Вологодскому, Илариону Рязанскому, Макарию Псковскому, архимандриту Чудовскому Павлу и игумену Александрова монастыря Симону» [66, с. 178].

*   *   *

Ко времени архиепископства Маркелла относятся некоторые значимые события и примечательные явления, зафиксированные в Вологодских летописях.

Так, 9 января 1654 года было отмечено: «В 6-м часу дни бысть знамение велие: на небеси явися солнце светолунно, по обе страны 2 луча крестообразно, неподалеку, подобны солнце же, а верх во всех сих дугою, подобны холсту, яко амфор, а концы вниз» [13, с. 177; 14, л. 143об.].

А в июле и августе того же года «на Москве был мор великой зело, московских людей не осталось трехсот доли… А мор был на Москве и по городам по три года» [13, с. 177; 14, л. 144; 63, с. 202; 149, л. 530об.]. Страшная моровая язва не обошла и Вологодскую землю. 18 октября 1654 года, на день памяти святого апостола и евангелиста Луки, «для утоления гнева Божия», по общественному приговору жителей Вологды и обетной грамоте архиепископа Маркелла [158; 78; 77; 131, с. 35–46; 132, с. 29–33; 133, с. 367–372], на одном из лучших мест города – Старой, или Сенной площади 85) – «обыденно» (одним днем) был поставлен деревянный храм во имя Всемилостивого Спаса. Летописи сохранили хронологию строительства: «а почели рубить против 18-го числа октября в нощи в 6-м часу (около 22-х часов по современному исчислению времени), а клали светочи, и зажигав скалы 86) на батогех, светили светло, а срубили за 2 часа до дни (примерно к половине шестого утра), а сомшили (законопатили мхом) в два часа, а святить почели в 5-м часу дни (незадолго до полудня), а освятили на последнем часу дни (к 16-ти часам). И виде Господь Бог веру и моление раб Своих, и покаяние слезное о своих согрешениих, и той великий гнев Свой на милость преложи и моровую язву утоли. И от того дни мор на Вологде престал бысть» [13, с. 177; 14, л. 146об.; 58, с. 199; 60, л. 9; 63, с. 202; 149, л. 530об.; 57, с. 195; 59, л. 77об.; 38; 131, с. 7–9; 132, с. 2–4; 133, с. 336–338; 136, с. 863]. Церковь, получившая название Спасоообыденной Всеградской 87), была освящена самим архиепископом Маркеллом. На содержание причта этой церкви благочестивый архипастырь определил выдавать ежегодно из архиерейских житниц хлебную рýгу 88) и завещал своим преемникам «сие наше обещание хранити и непреступно соблюдати в предидущия веки, емуж благоволит Бог епископский престол управляти по нас, братии нашей, в предьбудущая многая лета, донележ благоволит Бог миру стояти» [158, л. 4; 77, с. 136; 131, с. 40; 132, с. 33; 133, с. 371].

Главной святыней нового храма, а впоследствии и всеобщей вологодской святыней стала икона Всемилостивого Спаса, написанная на пятый день по построении храма, 23 октября, в день памяти св. апостола Иакова, брата Господня. Икона эта небольшая, в высоту составляет около 30 см. «Штиль письма иконы старинный, греческий: Спаситель изображен стоящим и десницею указующим долу; в левой руке Его разгнутое Евангелие с словами: “Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы”. Усердием граждан эта икона всегда была богато украшаема». В 1856 году для иконы была изготовлена новая золотая чеканная риза с драгоценными камнями и жемчугом. «Весу в ризе чистаго червоннаго золота два фунта и сверх того четыре фунта серебра… По краям ризы, в два ряда, а также по краям одежды, рук и ног Спасителя помещено, непрерывными линиями, более 500 крупных жемчужных зерен… В венце Спасителя и цате до 400 разной величины бриллиантов и алмазов; в остальных местах ризы симметрически расположены 270 разных, более или менее драгоценных камней: изумрудов, сапфиров, аметистов, топазов и других. В нижней части ризы, по сторонам ног Спасителя, в двух клеймах, вычеканена летопись иконы следующаго содержания: “Начата бысть писати сия икона образа Господа нашего Иисуса Христа в богозданнем граде на Вологде в лето 7163 месяца октября в 23 день на память святаго апостола Иакова брата Господня, того дни и написася сей образ Господень благочестивыя державы царства Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всея России самодержца во славу и хвалу Вседержителя Бога и всех святых угодивших от века. Аминь”… У нижняго края ризы, в малом клейме, вычеканены слова: “Вера твоя спасе тя, иди в мире”» [131, с. 9, 21–24; 132, с. 4, 14–16; 133, с. 338, 348–350; 68, с. 620]. Во все времена эта икона была весьма почитаема вологжанами, пред ней днем и ночью горела неугасимая лампада [131, с. 24; 132, с. 16; 133, с. 350]. Городской голова и другие высшие городские чины при вступлении в должность торжественно клялись перед этой иконой [74, с. 161; 154]. Икона Всемилостивого Спаса участвовала во всех крестных ходах, которые бывали в Вологде, а по просьбам горожан износилась в дома всех градских приходов и в ближайшие к городу селения [131, с. 24; 132, с. 16; 133, с. 350; 44].

Постепенно храм стал приходить в ветхость, да и не вмещал множество богомольцев. Поэтому в 1688 году по благословению архиепископа Вологодского и Белоезерского Гавриила было положено основание каменного храма. Во время его постройки деревянная церковь не была разобрана и находилась внутри возводимого здания, богослужения в ней не прекращались. Освящен каменный храм был 4 февраля 1698 года и прослужил более двухсот лет. С 1895 года он стал называться собором – Спасо-Всеградский собор города Вологды [11, с. 64]. Как писал в 1860 году вологодский историк Н. И. Суворов, «всякий, кому случалось бывать в Вологде и обращать внимание на ее достопримечательности, конечно, знает о тамошней всеградской церкви Всемилостиваго Спаса, составляющей предмет особеннаго благочестиваго усердия вологжан. В числе 30-ти церквей города, она отличается и величиною размеров, и внутренним благолепием; а по всегдашнему множеству богомольцев, посещающих ее, своих и иногородних, это первая в Вологде, после кафедральнаго собора, церковь» [13, с. 187–188; 14, л. 193–193об.; 39; 131, с. 5, 10–21; 132, с. 1, 5–14; 133, с. 335, 339–348].

День 18 октября стал местным вологодским праздником, называемым вологжанами Лукиным днем. По сохранявшемуся издревле благочестивому обычаю, многие горожане за неделю до этого дня накладывали на себя строгий пост в память бывшего некогда бедствия. Под Лукин день во Всеградском соборе Всемилостивого Спаса совершалось торжественное всенощное бдение архиерейским служением, а по окончании всенощной до ранней литургии, всю ночь, служились молебны и читалось «Сказание о милости Божии и о создании храма… во избавление от смертоносныя язвы». Каждой городской церкви было определено точное время среди ночи, в которое священник вместе со своими прихожанами и певчими являлся в собор и совершал молебен. Позднюю литургию в соборе служил архиерей с сонмом духовенства. По окончании литургии шли крестным ходом из Софийского кафедрального собора в Спасообыденную церковь [131, с. 24; 132, с. 16; 133, с. 350; 104, с. 774–775].

В XX столетии столь любимый вологжанами Спасообыденный собор постигла участь многих других храмов России. Собор был закрыт одним из первых 23 февраля 1924 года [119, с. 260, 282], и его здание было приспособлено под Дом искусств с показом в нем кинофильмов. Позднее Дом искусств был переименован в кинотеатр им. Горького, а в январе 1972 года было принято решение о его сносе [153; 73, с. 249; 104, с. 774]. Это было последнее разрушенное церковное здание в Вологде [11, с. 64]. В 1997 году на месте алтаря Спасо-Всеградского собора был воздвигнут Поклонный крест в память всех святых земли Вологодской. Крест был освящен 31 октября 1997 года по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II [11, с. 218]. С того же года возобновлена традиция ежегодных крестных ходов к месту, где был раньше Спасо-Всеградский собор, а ныне стоит Поклонный крест. Совершается крестный ход, как и ранее, 18 октября, но не от Софийского собора, а от храма Покрова Пресвятой Богородицы на Торгу.

Чудотворная икона Всемилостивого Спаса при закрытии Спасо-Всеградского собора сначала была передана общине верующих Кирилло-Рощенской церкви, а в январе 1927 года президиум губернского Исполкома вынес постановление о передаче иконы в губернский музей 89) [156; 73, с. 249; 104, с. 774]. Точная копия с этой иконы является величайшей святыней храма Рождества Богородицы бывшего Богородского кладбища города Вологды [104, с. 774].

*   *   *

В 1654 году при архиепископе Маркелле на пожертвованные царем Алексеем Михайловичем средства в Вологодском Свято-Духовом монастыре (иное название – Галактионова Знаменская пустынь) были построены каменные храм в честь сошествия Святого Духа на апостолов, колокольня и теплая трапезная церковь в честь иконы Божией Матери «Знамение», взамен деревянной, над мощами преподобномученика Галактиона 90), подвизавшегося на этом месте в XVI – начале XVII века 91). Над мощами святого была поставлена рака. В Знаменской церкви хранились железные вериги преподобномученика и цепь, которой он приковывал себя к потолку кельи [15, с. 271].

В 1655 92) году, когда в Вологде долгое время шли проливные дожди, архиепископ Маркелл возглавил крестный ход ко святым мощам Галактиона, который почитался вологжанами как помощник в избавлении от неурожая 93). После службы небо прояснилось, и настала теплая, солнечная погода. В память об этом чуде по благословению архиепископа Маркелла был установлен ежегодный крестный ход к мощам преподобномученика [72, л. 100об.–101; 161, л. 15об.–16об; 16, с. 287; 12, с. 244].

В 1657–1658 годах преосвященным Маркеллом в вологодском архиерейском дворе был выстроен двухэтажный каменный архиерейский дом «длиною 12½, шириною 5 и вышиною с небольшим 3 сажен» 94) с кладовыми и погребами, сохранившийся и по сей день [30, с. 854; 136, с. 863–864; 1, с. 353; 11, с. 63]. Здание выполнено в древнерусском стиле: с очень толстыми стенами, арочными окнами, а внутри – со сводчатыми потолками [136, с. 863–864]. В одной из палат стены были покрыты орнаментальной росписью [11, с. 63]. До того времени вологодские архиереи жили в деревянных кельях, и все постройки архиерейского двора и храмы были деревянными [136, с. 864]. Построение архиерейского дома «положило начало гражданскому каменному зодчеству в Вологде» [11, с. 63]. В более позднее время, когда в архиерейском дворе появились другие каменные постройки, «Маркелловский» архиерейский дом стал резиденцией епархиального эконома и получил название «Экономский корпус». В настоящее время в бывшем архиерейском доме находятся служебные помещения Вологодского музея-заповедника (ВГИАХМЗ).

В 1654–1659 годах святителем Маркеллом была сооружена новая восьмигранная шатровая каменная колокольня у Вологодского Софийского собора взамен деревянной [125, с. 99; 148; 11, с. 65]. Для ее фундамента был использован материал, заготовленный для строительства Вологодской крепости, заложенной еще царем Иоанном Грозным, которая так и осталась неоконченной [42, с. 475]. В 1869–1870 годах колокольня была перестроена. Нижняя ее часть, до площадки звона, высотой 8 сажен (17 метров), осталась прежней, шатровое же завершение и арки звона были разобраны, и на прежнем основании возведена новая основная часть колокольни с купольным завершением. Теперь площадка звона стала значительно выше, чем была раньше, а высота колокольни увеличилась на 15 сажен (32 метра) [148; 134].

В приходо-расходной книге времени построения «Маркелловской» колокольни есть запись о том, что кирилловский старец Михаил починил боевые часы, купленные еще для деревянной колокольни, «и перенес на новую колокольницу каменную, и указное колесо (циферблат) зделал, и бой к колоколам привел» [125, с. 127; 148]. Часовой колокол, отлитый в 1627 году в Амстердаме, сохранился и поныне: в настоящее время он висит в северо-западном пролете колокольни. Это самый старый из сохранившихся Софийских колоколов [148]. Всего же при архиепископе Маркелле на колокольне было 14 колоколов. Отдельно, у собора, висел пятнадцатый «вестовой колоколец для благовесту и звону» [155, л. 46–46об.; 148]. Площадка звона колокольни была рассчитана на значительное увеличение числа и веса колоколов, которые были отлиты уже в более позднее время.

В 1701 году, когда при царе Петре I по всей России производилось изъятие четвертой части «колоколенной меди» на военные нужды, на соборной Софийской колокольне, насчитывавшей 22 колокола общим весом почти 1040 пудов 95), ни одного колокола снято не было. Более того, за сданный архиепископом Гавриилом сверх нормы лом цветных металлов было прислано из Москвы в дар Вологодской Софии два новых колокола: больший из них, отлитый одним из создателей знаменитого Царь-колокола Иваном Федоровичем Моториным, весил 176.5 пудов, меньший – 23 пуда [148; 11, с. 218]. Соборные колокола пережили и более жестокое время гонений на Церковь в XX веке. Сегодня мы можем слышать звон одного из немногих чудом сохранившихся в России полных наборов древних колоколов [148; 11, с. 218].

*   *   *

За четыре месяца до кончины архиепископа Маркелла произошло событие, которое произвело сильное впечатление на население «северных стран» России – падение изрядного метеорита. Оно со всеми подробностями было описано в Вологодских летописях и в разнообразных рукописных сборниках, а впоследствии и в Ведомостях ряда губерний [88; 13, с. 178–179; 14, л. 152–152об.; 63, с. 203; 149, л. 531об.; 144; 109; 3]. Вот как отписывал 96) в Кириллов Белоезерский монастырь свидетель сего незаурядного явления, священник Богоявленской церкви села Новая Ерга 97) Иоанн: «Государю архимандриту Никите, государю старцу Матфею, государю келарю старцу Павлу Кирилова монастыря, ваш государев нищий богомолец села Новые Ерги богоявленский поп Иванище челом бьет. В нынешнем, государи, во 171-м [1662] году ноября в 29 день в субботу, по захождении солнца, у нас в селе, на Новой Ерге, и в деревнях, многие люди видели на небесех знамение страшно: только лишь солнце зашло, и от того места солнечнаго запада аки звезда велика, долга, скоро вышла и показалася по небу, и как будто небо надвое раздвоилося, скоростию аки молния, и так оставалось как бы полчаса. А свет неизреченен аки огнь, и многие видели в том свете выспрь в темя человеку 98) видение великое: глава и очи, и рýце распростерты, и пéрси и нóзе, а весь огнен. А мраз, государи, в то время велик был, и чисто на воздýсе, и тихо. И потом аки облак стал мутен невелик на том месте, где видение было. А небо аки затворилось. И огнь на землю падал по многим дворам, и на путех, и по хоромам, аки кудéли 99) горя, и люди от него бегали, а он катается за ними, а никого не ожег, а потом поднялся вверх во облак. И в том облаце стал шум и дым, яко гром или яко глагол велий, страшен, надолго; как будто и земля тряслась, и хоромы стряслись, и многие люди от ужасти на землю падали. А скотина всякая в кучу метались, и бросили есть корм, и главы на небо подняли и брычат, коя как умеет. И потом камение падали с великою яростию, великое и малое горячее, а иное от жару разрывалось… А потому знали, что падало горячее – в снегу около них отаивало, а иные, кои больше, и в мерзлую землю уходили. А по иным, государи, волостем около нас не было камения, токмо знамение видели все то и огнь. И я, государи, не смею таити такова Божия чудеси и возвестил вам, государем, и камения небеснаго послал к вам, государем, и того камения смотрел государь наш отец игумен Феодосий 100) поедучи к Москве, и иные люди видели ж» 101) [88; 144, с. 1077; 109, с. 287–288].

В Кирилловом монастыре, расположенном в 55 верстах к северо-востоку от Новой Ерги, тоже наблюдали это явление, хотя камни там и не падали. В «Отписках монахов властям» говорится: «И того ж числа, и в то ж время, по захождению солнца, над самым Кириловым монастырем, многие люди видели на небеси знамя, от чего почалось: вышла аки звезда и скоростью покатилась по небу вниз, и не дошед до земли стало аки нечто руно великое, и из него яко молния зинул огнь зело червлен, не тако яко зде огнь, и на болшем и на малом монастырех церкви, и кельи, и в остроге хоромы и город, и места все осветило; и из того места стал яко облак мутен, и протяжеся от него по небу яко змий великий, голова во огни, и пошел из него дым, и учал в нем быть шум яко гром, или нечто глагол велик и страшен зело; а каменья над Кириловым монастырем никакого не было, и огнь на землю не пал, шел чрез монастырь; и то знамя стояв облаком мутным долг час миновалося» [81, с. 331; 109, с. 289].

Священником Иоанном были переданы в Кириллов монастырь два камня, один из которых, весом в один или два пуда, с подписью о чуде, был положен в паперти Успенской соборной монастырской церкви, а второй, весом в 16 фунтов, вделан в стену 102). К сожалению, дальнейшая судьба пудового метеорита неизвестна: уже в Описи церквей и ризницы Кириллова Белоезерского монастыря 1668 года он не значится. Вполне возможно, что осматривавший осколки метеорита игумен Антониева Сийского монастыря Феодосий, ехавший через Новую Ергу в Москву, рассказал там об этих событиях, и камень тогда же вытребовали в столицу 103) [109, с. 296–297].

Небесное явление это, воспринимаемое многими как апокалиптическое знамение, получило большую известность в разных областях России в связи с распространенным в то время настроением ожидания «конца света». Причиной такого настроения послужило начавшееся в 1650-х годах проведение церковной реформы, приведшее впоследствии к расколу в Русской Церкви. Характерным для того времени было распространение сведений о происходивших чудесах и знамениях, которые якобы свидетельствовали о том, что наступило «последнее время». Многочисленные паломники, приходившие в те годы на богомолье в Кириллов монастырь, переписывали письмо священника Иоанна и увозили с собой. Возможно, таким образом попало это письмо и в Соловецкий монастырь. Один из списков этого письма, имевшийся в Соловецкой библиотеке, сохранился до наших дней [89; 84, с. 463–464, 454]; на последней странице тетради, в которую оно было переписано, стоит подпись владельца: «Соловецького монастыря сторож Ивашко Иларионов сын Веревкин» [89, л. 292; 84, с. 454]. В это же время в Соловецком монастыре «черным дьяконом» Преображенского собора Иеремией создавался «Сборник повестей о чудесах и знамениях» – своего рода «летописец чудес и знамений», охватывавший период с мая 1662 года по май 1663 года [84, с. 444–447, 452–454], и в его состав в числе других повестей Иеремия также включил литературно обработанное письмо богоявленского священника Иоанна [91; 84, с. 461].

В июле 2002 года для определения места падения Белоезерского метеорита и поиска его вещественных следов была организована экспедиция лаборатории метеоритики Института геохимии и аналитической химии им. акад. В. И. Вернадского Российской Академии наук. К этому времени села Новая Ерга (оно же – село Богоявленское) уже не существовало: осталось лишь небольшое кладбище, расположенное на невысоком холме, на котором видны остатки кирпичного фундамента церкви, разрушенной, по словам местных жителей, при советской власти. По всей видимости, в этой церкви и служил богоявленский священник Иоанн, написавший свое знаменитое письмо о падении метеоритного дождя. И хотя фрагментов метеорита этой экспедиции найти не удалось, но исследования грунта подтвердили: в районе села Новая Ерга действительно произошло выпадение космического вещества [http://www.geokhi.ru/~meteorit/erga.html; http://www.geokhi.ru/~meteorit/erga-pop.html].

Преставление святителя

Земная жизнь архиепископа Маркелла подходила к концу. В ноябре 1661 года, более чем за год до своей кончины, он написал завещание: «Аз смиренный преосвященный Маркел, архиепископ Вологодцкий и Белозерский, пишу себе сию изустную роспись 104) часа ради смертнаго: что где дать по смерти моей в помин по моей душе, и то писано в сей росписе: моления моего Божие милосердие образы и келейныя книги и рухлядь келейная и деньги келейныя серебряныя». Немалую часть своего имущества святитель завещает в Соловецкий монастырь – на общую пользу, и конкретным лицам [136, с. 865–872; 46].

«Соловецкому архимариту» завещались «книга Матфеевы правила» ценою 10 рублей и «шуба кунья под отласом лазоревым» («отдать по смерти моей соловецкому архимариту шубу в помин»). Соловецкому соборному старцу Иосифу архиепископ Маркелл завещал «Деисус на трех цках 105): образ Спасов Вседержителя, да Пресвятой Богородицы, да Иванна Предтечи… иконы писаны на красном золоте», книгу Кирилла Иерусалимского и мантию из черного немецкого сукна. Соловецкому черному священнику Александру предназначались образ Пресвятой Троицы, писанный на золоте, и Псалтырь печатная. Соловецкому старцу Сергию головщику 106) – «Образ преподобных отец Зосимы и Саватея Соловетцких чюдотворцов… да образ Ангела Господня Хранителя», писанные на золоте.

«Три конца сукон братцких… Конец сукон отдать черному попу Александру, а другой соборному старцу Иосифу, а третий Сергию головщику».

«…Кубок серебряной золочен, да кружка серебряная ж чеканная золочена, да три чарки серебряные. Отдать кубок и кружку и чарку в Соловетцкой монастырь вкладом… Четырнатцать золотых одинаких, да золотой двойной… и книги все, кои никому в сей росписи не подписаны, отдать в Соловетцкой монастырь вкладом».

«А как пошлет Господь Бог по душу мою и где тело мое во святой обители погребено будет, и в тот монастырь дать вкладом келейных моих серебряных денег сто рублев, да в Кирилов монастырь вкладом пятдесят рублев… Да вкладом дать келейных моих денег серебряных в Соловетцкой монастырь сто рублев, да в Прилутцкой монастырь пятдесят рублев… Да архимариту Соловетцкому по душе моей в помин пять рублев. Соловетцкого ж монастыря черному священнику Александру, да черному ж дьякону Иосифу, да старцу Сергию головщику по пяти рублев человеку. Отцу моему духовному дать по душе моей в помин келейных же моих серебряных денег десять рублев».

«Образ Пресвятыя Троицы, образ Пречистой Богородицы Умиления, образ Николы Чюдотворца, все те образы в одном киоте, обложены канфареным окладом, венцы чеканные золочены, а у Николы Чюдотворца венец резной. Киот у тех образов деревянной резной золочен. Тот киот с образами по смерти моей поставить над гробом моим».

«Шуба соболья пупчатая под лазоревым отласом. Шуба поднесть в помин, буде на погребенье моем будет преосвященный митрополит или архиепископ или епископ… Манатья темновишневая отласная. Поднесть монатья в помин преосвященному митрополиту или архиепископу или епископу, кто на погребенье будет».

«А досталная моя келейная рухлядь продать; а денги роздать нищим. Да и денги мои келейные досталные серебряные, что за вкладами и за росходом в остатке будут, роздать все нищим же на погребенье и в тюрмы и в богаделни».

Рукописную книгу «Служба и житие Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев» преосвященный Маркелл завещал отдать в архиерейскую домовую церковь Стефана Великопермского [136, с. 867; 46, с. 38–39]. Уже после составления завещания у Маркелла появилась книга «Житие и подвизи иже во святых Отца нашего Стефана епископа Пермского чюдотворца, Преподобных Отец Зосимы и Савватия Соловецких чюдотворцов», писанная в феврале 1662 года. Книга эта, вероятно, была прислана из Соловецкой обители в дар ее бывшему игумену. Она была пожертвована святителем библиотеке Софийского собора [125, с. 77]. В настоящее время в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге, в которой хранится собрание бывшей библиотеки Соловецкого монастыря, известно 6 книг с записями о принадлежности их святителю Маркеллу [83, с. 125].

15 февраля 1663 года, в Неделю о блудном сыне, архиепископ Маркелл заболел. В первые три недели положение больного было не опасно и не безнадежно: в это время он мог еще совершать церковные службы [136, с. 876, 878]. Готовился он также к отъезду в Москву на Собор, который предполагалось созвать 9 мая для окончательного решения вопросов, связанных с оставлением Никоном патриаршей кафедры [20, с. 189–190; 66, с. 214–215, 220]. В первую седмицу святой Четыредесятницы архиепископ говел, и в субботу великомученика Феóдора Ти́рона служил в соборной церкви Божественную литургию и приобщался Святых Христовых Таин. В Неделю Торжества Православия также присутствовал в соборе и совершил положенный в этот день церковный чин [136, с. 876, 878].

Но в последующие дни, особенно к концу второй седмицы, болезнь усилилась, так что 15 марта, в Неделю 2-ю Великого поста, больной «для своей немощи и старости, часа ради смертнаго» нашел нужным сделать окончательное распоряжение о своем имуществе. «Рухлядь келейную всю (ту, что принадлежала лично святителю, а не была приобретена на казенные «Софейские» деньги) по ево архиепископлю приказу, ризничей ево черной дьякон Лаврентей, при нем преосвященнем архиепископе Маркеле, да Соловетцкаго монастыря вологодцкой службы при старце Тихоне, положил все в келейной ево сундук, да в две коробьи, да в монатейной ящик. А что ево архиепископли рухляди келейной и где что отдать, то все написано в келейной ж архиепископли росписи. И тот ящик с денгами и сундук и коробьи запечатав преосвященный архиепископ Маркел своею печатью, отослал к нему старцу Тихону на Соловетцкой двор при себе ж… Да он же преосвященный архиепископ Маркел, Вологодцкий и Белоозерский, приказал словесно: взять по смерти своей свой ж келейной подголовок, а в подголовке своем сказал серебряных денег келейных сто рублев, да медных двести шестдесят рублев, двадцать два алтына, две денгú. А те дéнги приказал по своей смерти на выносе в помин по своей душе священником и нищим роздать в милостыню» [136, с. 873–875; 124, с. 185].

16 марта преосвященный Маркелл велел совершить над собой таинство елеосвящения [136, с. 876, 878] и на следующий день, 17 марта, отправил в Москву гонца – боярского сына Спиридона Столбицкого с уведомительной к царю отпиской, в которой, изобразив свое положение, просил себе дозволения принять схиму и удалиться на покой в Соловецкий монастырь [136, с. 876–877, 878–879] – он не терял еще надежды на выздоровление, но чувствовал, что уже не в состоянии управлять епархией. Спиридон выехал в тот же день вечером с «подорожной», в которой предписывалось: «И от Вологды по дороге до Ярославля и до Переславля Залежскаго и до Москвы, на реках перевощикам, а на мостах мостовщиком, на мытах 107) мытчиком, того Спиридона на верховой лошаде везде пропущать без зáдержи; а перевозов и мостовщины и мыту не имать» [136, с. 878–879]. Посланный приехал в Москву 22 марта – в день кончины архиепископа, о которой в Москве еще знать не могли. Государю была подана «архиепископля» отписка, и он «пожаловал во ангельский чин посхимитца и на обещанье 108) в Соловецкий монастырь отпустил» [136, с. 877, 879].

19 марта, чувствуя крайнее изнеможение и опасаясь, что может не дождаться царского дозволения, преосвященный Маркелл принял великую схиму [136, с. 877, 878], и послал с извещением об этом и с прежней просьбой – разрешить удалиться в родную обитель – второго гонца – боярского сына Ивана Симонова, прибывшего в Москву 25 марта [136, с. 879]. Высочайшее дозволение удалиться на покой в Соловецкий монастырь было подтверждено [136, с. 879–880]. Ответная отписка архиепископу была отправлена из Москвы 27 марта, и получена в Вологде 2 апреля [136, с. 880].

Пока путешествовали вышеупомянутые гонцы и бумаги, душа святителя, отлучась от тела, уже не тяготилась земными попечениями: теперь покой ей могла даровать только Небесная обитель. 22 марта, в Неделю Крестопоклонную Великого поста, «в третьем часу дни» (в девятом часу утра по современному исчислению времени) архиепископ Маркелл преставился ко Господу [136, с. 877, 878]. Всего он управлял Вологодской епархией 18 лет. «И того ж числа с отпискою к Великому Государю к Москве послан сын боярской Козма Борзунов о его архиепископле погребении» [136, с. 878]. Но гонец застрял в дороге, о чем свидетельствуют его отписки на Вологду. 24 марта он пишет: «…послан я холоп Государева богомольца, по Государеву указу, к Москве; указано ехать на наемных подводах; и подвод на Ухорском ямý не дали, из Ярославля и до Москвы не дали ж… и тепере я стою в Ярославле, нанять подводы нечем, город незнамой, денег занять не уково, а просят на подводу до Москвы семдесят рублев; а дано со мною денег с Вологды десять рублев, и нанять нечем, а пеш итти не смею. А ехал я с Соловецким слугою, да с Васильем Сыдашиным, и им то ведомо… А Василей Сыдашин ко мне хотел милость подать и свезти до Москвы, и у нево лошади пристали 109), из Ярославля пеши поволоклись». 28 марта вечером это письмо было получено в Вологодском архиерейском доме [136, с. 880–881]. А 27 марта «сынчек боярской Куземка Борзунов» пишет из Ярославля второе письмо: «…послан я холоп к Москве для великаго Государева дела на скоро, и подвод мне в Ярославле не дали… а извощики просят по штидесяти рублев до Москвы и без денег не едут, а путь последней, а пеш итти не смею; и о том у тебя Государя милости прошу, прикажи отписать, чтоб мне бедному от вас государей своих в пене не быть и в Ярославле не завесноватца. А живучи в Ярославле испроелся…» Получено было это письмо в Вологде 1 апреля [136, с. 881–882].

Между тем из Вологды 29 марта «послан на скоро к Великому Государю к Москве, о преставлении Маркела, архиепископа Вологодцкаго и Белоозерскаго, сын боярской Степан Володимеров с отписками; а ехать ему Степану на наемных подводах наспех, днем и ночью; а приехав к Москве, вместе с стряпчим отписка подать в Приказе Большаго Дворца и бить челом Великому Государю о архиепископле погребении и указе. А марта в 22 день о том же архиепископле преставлении послан к Москве к Великому Государю с отписками Софейскаго дому сын боярской Козма Борзунов, и марта по 30 день о том Великаго Государя указу не бывало, и сын боярской Козма на Вологду по тож число не бывал же». На обороте помечено: «Степан Володимеров Козму Борзунова на дороге не доехал; из Ростова к Вологде назад воротился, сказал, что Козма к Москве до нево проехал» 110) [136, с. 882].

«Что было потом, – пишет вологодский историк Н. И. Суворов, исследовавший документы епархиальной консистории, – и когда получен в Вологде Царский указ о погребении архиепископа Маркелла, неизвестно» [136, с. 877]. Неизвестно также, кто и когда отпевал почившего святителя. Но на 42-й день по его преставлении, 2 мая, как сообщается в «Исторических сведениях об иерархах Вологодской епархии», Ростовский митрополит Иона 111), совершив заупокойную службу по архиепископе, отпустил тело его на судне в Соловецкий монастырь [30, с. 854; 136, с. 882]. 5 июня 1663 года, в день празднования обретения мощей преподобных Вассиана и Ионы Пертоминских, соловецких чудотворцев, тело святителя было доставлено на Соловки. По совершении надгробного пения оно было предано земле внутри монастыря, в часовне преподобного Германа, о чем соловецкий архимандрит Варфоломей 112) послал царю Алексею Михайловичу следующее донесение: «В нынешнем, Государь, в 7171 году 113), июня в 5-й день, в Соловецкий монастырь привезли тело твоего государева богомольца, бывшаго Преосвященнаго Маркелла, Архиепископа Вологодскаго и Белоозерскаго: и я богомолец твой со священницы и диаконы, и с братиею, со кресты вышед встретили на морской пристани, и принесли в Соборную церковь, и надгробная над ним совершили, и погребли в часовне, где опочивает Чудотворец Герман. А от преставления его до того времени, как ныне привезен к нам в монастырь, одиннадцать недель; а тело его ничим же рушимо, и лице светло: дух же исходит от тела его добровонен» [27, с. 139–140; 71, с. 194–195].

Для погребения видного церковного иерарха, бывшего соловецкого игумена, было определено достойное место – в гробнице преподобного Германа, в которой когда-то находилась и могила преподобного Савватия. Но в гробнице не оставалось места для нового захоронения, поэтому на ее месте была построена более обширная часовня во имя преподобного Германа [4, с. 95; 6, с. 87]. В 1753 году деревянная часовня была заменена каменной [62, с. 91–92; 6, с. 77–78], а в 1859-1860 годах часовня перестроена в одноименную каменную церковь, сохранившуюся по сей день [71, с. 66; 6, с. 78]. Слева на стене Германовской часовни (а впоследствии – в нише на стене церкви) была помещена каменная плита со следующей надписью: «Зде погребен Маркелл Архиепископ Вологодский; преставися в лето от Адама 7171, а от Рождества Христова 1663, марта 22 дня; тело же его по завещанию его привезено на обещание, в Соловецкий монастырь, тогож года июня 5 дня. Игуменом был 6 лет» [27, с. 304–305]. В начале XIX века на могилу святителя Маркелла была положена надгробная плита с надписью: «На сем месте погребено тело Маркелла Архиепископа Вологодскаго бывшаго Игумена 34 Соловецкаго». При строительстве церкви в 1859 году эту плиту пришлось убрать, потому что захоронение святителя Маркелла оказалось в центральной части церкви, и плита стала препятствием для прохода 114) [4, с. 100–101; 6, с. 86].

Обрéтение мощей

Спустя 340 лет по погребении архиепископа Маркелла в Соловецком монастыре, в июле 2003 года, совершилось обрéтение его святых мощей. Это произошло в ходе архитектурно-археологических раскопок в церкви прп. Германа, которые проводились Соловецкой археологической экспедицией 115). 14 июля по краям могильной ямы, которую раскапывали археологи, показались стенки гробовины, покрытые слоем полуистлевшей бересты. Это производило впечатление разграбленной могилы. Однако после зачистки предполагаемого дна гроба, которая проводилась уже на следующий день, выяснилось, что это не дно, а просевшая и сильно прогнувшаяся внутрь гробовины ее крышка, покрытая сверху берестой. Погребение оказалось нетронуто. Стало ясно, что при строительстве каменной часовни в 1753 году могильная яма была вскрыта до крышки гроба, а затем засыпана [4, с. 98–99; 6, с. 83]. Не было осквернено это захоронение и во время кощунственного вскрытия мощей прп. Германа большевиками 21 сентября 1925 года. Скорее всего это можно объяснить тем, что к началу XX века точное место захоронения Вологодского архипастыря оказалось забыто, а памятная доска, расположенная на северной стене церкви, вводила в заблуждение, что прах его покоится рядом с этой стеной, а не в середине храма [4, с. 104–105; 6, с. 84–86].

Еще ранее наместником возобновленного Соловецкого монастыря архимандритом Иосифом (Братищевым) с братией обители было испрошено благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алекси́я II на обретение мощей архиепископа Вологодского Маркелла [4, с. 130]. 16 июля 2003 года, в день празднования перенесения мощей святителя Филиппа, митрополита Московского, игумена Соловецкого, началось раскрытие мощей святителя Маркелла. Преосвященный был погребен в архиерейском облачении: фелони из золотой парчи с омофором золототканного шитья. На голове была расшитая золототканная митра с изображением в передней части Спасителя и на левой стороне – крылатого херувима с надписью «Херувим». На груди лежала панагия, выполненная из двух тонких липовых пластин с тончайшей ажурной резьбой, вставленных в узорчатую серебряную оправку, по краям украшенную зубчиками. На одной стороне панагии изображен «Вседержитель на троне в славе» с предстоящими по сторонам Богоматерью и Иоанном Предтечей и серафимами у подножия и над троном. На другой стороне – «Похвала Богоматери»: в центре Богоматерь с Младенцем с предстоящими ангелами, по окружности – восемь пророков со свитками. Обут вологодский архипастырь был в кожаные кáлиги – обувь странников, в которой было принято хоронить умерших. В таких же кáлигах был погребен и святитель Филипп [4, с. 101–104, 131–134, 183–184; 6, с. 83–84].

16 августа мощи святителя Маркелла были переложены в специально изготовленный в монастырской мастерской гроб, обшитый алой парчой с орнаментом в виде крестов [4, с. 104, 134; 6, с. 84]. Вечером в день праздника Преображения Господня, 6 (19) августа 2003 года, около 23 часов, мощи святителя с пением величания были перенесены соловецкой братией из церкви преподобного Германа в домовую церковь Собора Соловецких святых – первый храм возрожденной Соловецкой обители, расположенный на втором этаже Никольского корпуса. К этому дню были составлены тропарь и кондак святителю.

В следующем, 2004 году, ему была составлена служба, и в Соловецкой обители впервые праздновалась память святителя Маркелла – в день его преставления, 22 марта (4 апреля), и в день перенесения его честных мощей 7 (20) августа. В том же году была написана первая икона святителя, вторая – в 2005 году.

В 2007 году ко дню великого освящения Спасо-Преображенского собора, которое состоялось 19 августа, мощи святителя Маркелла были переложены из временного гроба в небольшой ковчег и перенесены в Спасо-Преображенский собор, где хранились в алтаре на Горнем месте. В 2008 году после праздника Пасхи на одном из крестных ходов ковчег с мощами был перенесен в теплый Филипповский храм, который стал постоянным местом их нахождения.

Память святителя Маркелла совершается в день его преставления, 22 марта (4 апреля); обрéтение и перенесение его честных мощей празднуется 7 (20) августа. Кроме того, совершается его память в Соборах святых: Соловецких – 9 (22) августа и Вологодских – 3-я Неделя по Пятидесятнице.

© Н. и Е. Андрущенко, 2005–2008 гг.

Тропaрь, глaсъ д7:

Въ ли1цэ с™hхъ соловeцкихъ сіsz, / премyдръ настaвникъ и4нокwмъ kви1лсz є3си2, / и3 свэти1льникъ свётелъ во ґрхіерeехъ, / џтче нaшъ с™и1телю маркeлле, // моли2 њ нaсъ, люб0вію чтyщихъ пaмzть твою2.

Кондaкъ, глaсъ }:

Бlгодaть пaстырства свhше t бGа пріeмъ, / предвозвэщeніемъ нбcнымъ ўчи1телz твоегw2 їринaрха, / nби1тели соловeцтэй во и3гyменствэ д0брэ послужи1въ, / цRкви же в0логодстэй во с™и1тельствэ, њ бlгочeстіи ревнyz. / покланsемсz мощeмъ твои6мъ, маркeлле всебlжeнне, // и3 пaмzть твою2 свётлw прaзднуемъ.

Моли1тва

Q пречcтнhй и3 преслaвный џтче маркeлле! пaстырю д0брый, служи1телю хrт0въ бlгоговёйный, слaвы соловeцкіz nби1тели лучE неугаси1маz, и3 ґрхіерeєвъ с0нма ўкрашeніе всесвётлое! t ю4ности добродётелей мн0гихъ и3сп0лнивсz, плaменемъ бжcтвенныz любвE возжжeнъ, въ пaстырстэмъ звaніи вёрнw подвизaлсz є3си2, наставлsz и4нокwвъ на пyть сп7сeніz, и3 цRкви в0логодстэй мнHга лBта д0блественнэ послужи1лъ є3си2 попечeніемъ њ слaвэ б9іи и3 бlгонрaвіи пас0мыхъ. по преставлeніи же твоeмъ ко гDу, чcтны6z мHщи тво‰ воспитaвшаz тS nби1тель соловeцкаz пріsтъ дух0внw рaдуzсz, мlтвенника тS ў пrт0ла б9іz њбрётши. нhнэ въ присносyщнэй слaвэ џ§ей пребывaz, и3спроси2 ў цRS цaрствующихъ ми1ръ nби1тели твоeй, t напaстей њграждeніе, и3 t всsкихъ бёдъ и3 њбстоsній и3збавлeніе: всBмъ же правослaвнымъ хrтіaнwмъ вс‰ бlг†z и3 ко сп7сeнію полє1знаz. посэщeніи нбcными твои1ми ўтверждaй нaсъ во всsкой добродётели, ўтэшaz въ нeмощехъ, п0мощь подавaz въ ск0рбехъ, и3 и4мже и4маши дерзновeніемъ низводи2 на ны2 блгdть б9ію, возжигaz рeвность њ хrтЁ въ сердцaхъ нaшихъ: да бlгочeстнw на земли2 пожи1вше, и3 со ўсeрдіемъ бGу пораб0тавше, спод0бимсz и3 въ жи1зни бyдущей съ тоб0ю воспэвaти всес™yю трbцу, nц7A, и3 сн7а, и3 с™aгw д¦а во вёки вэкHвъ. Ґми1нь.

Литература

  1. Амвросий (Орнатский), еп. Пензенский и Саратовский. История Российской иерархии. 2-е изд., испр. и доп. Ч. 1.— Киев: Тип. Киево-Печерской Лавры, 1827. — С. 351–354.

  2. Амвросий (Орнатский), иером. История Российской иерархии. Ч. 4.— М.: при Синод. тип., 1812. — С. 332.

  3. Астапович И. С. Попытка определения элементов орбиты метеорита Белозерского падения 1662 г. // Мироведение. 1929. Т. 18. № 5. С. 301–303.

  4. Буров В. А. Отчет о раскопках Соловецкой археологической экспедиции на территории Соловецкого монастыря Архангельской области в 2003 году в двух томах. Том 1. Раскоп-1 в церкви преп. Германа XIX в. // Институт археологии РАН.— М., 2004.

  5. Буров В. А. Раскопки в Соловецком монастыре в 1997 г. (Северный ров и Головленкова тюрьма) // Институт Архелогии РАН.— М., 1997. — С. 33–34, 123–125.

  6. Буров В. А. Церковь преподобного Германа Соловецкого XIX в.: история и археология // Соловецкое море. Вып. 4. 2005. С. 75–92.

  7. Бурцев Е. А. Описание собрания свитков, находящихся в Вологодском Епархиальном Древнехранилище. Вып. 7.— Вологда, 1905. — С. 18.

  8. Бурцев Е. А. Описание собрания свитков, находящихся в Вологодском Епархиальном Древнехранилище. Вып. 11.— Вологда, 1909. — С. 62.

  9. Ведомость Вологодской управы благочиния о состоянии г. Вологды. Январь 1792 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 241. С. 208–212, 493.— Вологда: «Легия», 2004.

  10. Викторов А. Е. Опись рукописных собраний в книгохранилищах северной России.— СПб., 1890.

  11. Вологда в минувшем тысячелетии: Очерки истории города. 2-е изд.— Вологда: Древности Севера, 2006.

  12. Вологодская и Великоустюжская епархия // Православная энциклопедия. Т. 9: «Владимирская икона Божией Матери – Второе пришествие».— М., 2005. С. 240–268.

  13. Вологодская летопись // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 160–193.— Л., 1982. — С. 14–15, 176–179, 187–188.

  14. Вологодская летопись. Конец XVII – нач. XVIII вв. // Ркп. ГИМ, собр. Уварова, № 591. Л. 58–210об. — Л. 138об.–152об., 193–193об.

  15. Вологодский в честь Сошествия Святого Духа на апостолов мужской монастырь // Православная энциклопедия. Т. 9: «Владимирская икона Божией Матери – Второе пришествие».— М., 2005. С. 271–272.

  16. Галактион (Бельский), прмч. // Православная энциклопедия. Т. 10: «Второзаконие – Георгий».— М., 2005. С. 285–288.

  17. Грамота вологодскому воеводе Волынскому о вологодских соловецких дворниках, чтобы об них без Указа обыска не делать // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 373. Л. 413об.–414об.

  18. Грамота вологодскому воеводе князю Прозоровскому о беспошлинном пропуске леса и извести, привозимой в Вологду для постройки монастырского каменного подворья // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 374. Л. 414об.–415.

  19. Грамота Маркелла, архиепископа Вологодского и Велико-Пермского, на Белоозеро, о запрещении курить вино Духовным лицам и всем живущим в монастырских вотчинах и на церковных землях // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 118. С. 163–164.— СПб, 1836.

  20. Грамота Маркелла, архиепископа Вологодского и Белозерского, в Кирилло-Белозерский монастырь, с приказанием архимандриту и искусным инокам приехать в Вологду для отъезда вместе с архиепископом в Москву на собор // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 140. С. 189–190.— СПб, 1836.

  21. Грамота соловецкому келарю с братьею о поставлении в монастырь игуменом старца Маркелла и об описи монастыря в его ведение // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 322. Л. 396об.

  22. Грамоты две соловецкому келарю с братиею, чтобы соловецкого игумена Маркелла отпустить в Москву с честию и послать в провожатые старцев или служек // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 335. Л. 400.

  23. Грамота соловецкому келарю и казначею с братьею, что по их прошению Маркеллу повелевается быть во игуменах по-прежнему // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 336. Л. 400.

  24. Грамоты три об отпуске из монастыря в Москву игумена Маркелла о выборе на его место игумена добра и искусна // Копийная книга грамот Соловецкого монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477. № 367. Л. 412об.

  25. Денисов С. Предивный и всесладчайший виноград российския земли, eгоже всепредивный Бог от Египта темнаго нечестия человеколюбне пренесе, изгнав мысленныя языки, прелукавейших бесов полки. — Л. 9об.

  26. Донесение вологодского жандармского штаб-офицера подполковника А. О. Либгарта начальнику 1-го округа корпуса жандармов генерал-лейтенанту графу Цукато о посещении г. Вологды императором Александром II // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 367. С. 385.— Вологда: «Легия», 2004.

  27. Досифей (Немчинов), архим. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря.— М., 1836. — С. 138–140, 144–145, 305, 426.

  28. Досифей (Немчинов), архим. Летописец Соловецкий на четыре столетия, от основания Соловецкого монастыря до настоящего времени, то есть с 1429 по 1833 год. 3-е изд.— М., 1833. — С. 64–65.

  29. Досифей (Немчинов), архим. Летописец Соловецкий на четыре столетия, от основания Соловецкого монастыря до настоящего времени, то есть с 1429 по 1847 год. 4-е изд.— М., 1847. — С. 65–66.

  30. Евгений (Болховитинов), еп. Вологодский. Исторические сведения об иерархах Древне-Пермской и Вологодской епархии. Продолжение // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 22. С. 853–854.

  31. Житие Преподобнаго Отца нашего Иринарха бывшаго игумена Соловецкия обители, и о чудесех его // Ркп. РНБ, Сол. 238/238.— Л. 5об.–6об., 8об.–9об.

  32. Журавель А. В. Суточный счет в средневековой Руси.

  33. Засецкий А. А. Исторические и топографические известия по древности о России, и частно о городе Вологде и его уезде и о состоянии оного по ныне.— М., 1780.

  34. Засецкий А. А. Исторические и топографические известия по древности о России, и частично о городе Вологде и его уезде и продолжение оного по известие сие.— М., 1784.

  35. Заказная грамота Маркелла, архиепископа Вологодского и Белозерского, на Белоозеро, соборному протопопу Авраамию о сборе венечных и похоронных пошлин и о наблюдении за церковным благочинием // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 105. С. 145–146.— СПб, 1836.

  36. Зверинский В. В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. С библиогр. указателем. Т. 2. Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 годов.— СПб, 1892. — С. 174–175 (№ 868).

  37. Из ведомости Вологодской духовной консистории о церквях Вологодско-Белозерской епархии. 1781 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 385. С. 405.— Вологда: «Легия», 2004.

  38. Из «Вологодской летописи» – о сооружении Вологодской Спасо-Всеградской церкви на Старой площади // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 21. С. 31.— Вологда: «Легия», 2004.

  39. Из «Вологодской летописи» – о строительстве каменной Спасо-Всеградской церкви на Старой площади // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 32. С. 37.— Вологда: «Легия», 2004.

  40. Из журнала Вологодской городской думы – о необходимости открытия в городе реального училища // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 359. С. 372, 511.— Вологда: «Легия», 2004.

  41. Из «Книги переписной с мерой 1711 и 1712 годов: переписи и меры Ивана Шестакова и Василья Пикина» // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 116. С. 99–103, 482.— Вологда: «Легия», 2004.

  42. Из «Летописца Ивана Слободского» – о закладке и строительстве городских стен и укреплений, о строительстве Софийского собора и речных судов // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 16. С. 27, 475.— Вологда: «Легия», 2004.

  43. Из «Московского летописного свода конца XV века» – о присоединении Вологды к Пермской епархии // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 149. С. 132.— Вологда: «Легия», 2004.

  44. Из сообщения епископа Вологодского и Тотемского Израиля в Святейший Синод об особо чтимых иконах епархии, выносимых из храмов во время крестных ходов // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 396. С. 420.— Вологда: «Легия», 2004.

  45. Из указа императрицы Екатерины II об учреждении Вологодского наместничества // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 268. С. 248–249, 498.— Вологда: «Легия», 2004.

  46. Изустная роспись образов, келейных книг, рухляди и денег серебряных Вологодскаго архиепископа Маркелла // Летопись занятий Археографической комиссии. Вып. 3. Приложения. С. 37–42.— СПб, 1865.

  47. История о преподобнем игумене Феодосии // Ркп. БАН, Арханг. Д. 408. Л. 268–269об.

  48. Источники истории города Вологды и Вологодской губернии. I. Список с писцовой книги города Вологды, сделанный в 1629 году.— Вологда, 1904. — С. 95, 117118, 119.

  49. Каган М. Д., Севастьянова С. К. Иларион // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3: XVII в. Ч. 2: И–О.— СПб: Изд-во «Дмитрий Буланин», 1993. С. 37–40.

  50. Карбасова Т. Б. История почитания преподобного Кирилла Новоезерского // Русская агиография: Исследования. Публикации. Полемика.— СПб: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2005. — С. 504–526.

  51. Колычев А. А. Сборник актов Северного края: Машинопись.— Вологда: Вологодская обл. научн. б-ка, 1925.

  52. Копии с древних царских грамот жалованных, несудимых и других содержаний, также указов и прочих документов… Собраны архим. Досифеем II (Немчиновым) // Ркп. РНБ, Сол. 18/1477.

  53. Краткое жизнеописание иже во святых отца нашего, святителя Маркелла, игумена Соловецкаго, впоследствии архиепископа Вологодскаго и Белозерскаго // Соловецкий православный церковный календарь 1998.— Изд-е Соловецкого монастыря. С. 45–47.

  54. Круговая поручная запись вологодских иконописцев архиепископу Маркеллу о продаже и обмене икон хороших мастеров. 11 октября 1649 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 103. С. 88–89.— Вологда: «Легия», 2004.

  55. Крушельницкая Е. В., Тутова Т. А. Старцы Соловецкого монастыря XVI в. по упоминаниям в грамотах ризничной коллекции и другим документам // Книжные центры Древней Руси. Соловецкий монастырь: Сборник статей.— СПб: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2001. — С. 10.

  56. Лебедев И., свящ. Спасо-Всеградской церкви. Слово в день годичного празднования по случаю избавления г. Вологды от смертоносной язвы, бывшей в XVII веке. Произнесено в Спасообыденной церкви г. Вологды, при архиерейском литургийном служении, 18 октября 1879 г. // ВЕВ. Прибавления. 1879. № 21. С. 413–419.

  57. Летописец Ивана Слободского. Первая редакция. Первый вид // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 194–195.— Л., 1982. — С. 15, 195.

  58. Летописец Ивана Слободского. Вторая редакция // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 197–199.— Л., 1982. — С. 15–16, 199.

  59. Летописец Ивана Слободского, певчего вологодского архиерейского дома, составленный в 1716 г. // Ркп. БАН, 45.4.13. Л. 74–77об. — Л. 77об.

  60. Летописец Ивана Слободского, певчего вологодского архиерейского дома. Конец XVIII – нач. XIX вв. // Ркп. БАН УССР, собр. Киево-Соф. собора, № 403/138С. Л. 7–10. — Л. 9.

  61. Летописец Соловецкий. Ок. 1796 г. // Ркп. НБРК. 1795–1796 гг. — Л. 16–16об.

  62. Летописец Соловецкого монастыря, в коем повествуется о начале построения его, о бывших в нем начальниках, о знаменитых пришествиях во оной блаженной памяти Государя Императора Петра Великого, и о других многих происшествиях по 1760 год. Иждивением Г. Бороздина.— М.: Университетская тип., у В. Окорокова, 1790. — С. 49, 91–92.

  63. Летописные записи о царствованиях Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. Царство государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца // ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI–XVIII вв. С. 202–205.— Л., 1982. С. 16, 202–203.

  64. Лукомский Г. К. Вологда в ее старине.— СПб., 1914.

  65. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. История Русской церкви. Кн. 6. Т. XI.— М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996. — С. 320, 325–326, 337, 362–366, 613–614.

  66. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. История Русской церкви. Кн. 7. Т. XII.— М.: Изд-во Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996. — С. 17–21, 80–83, 101–106, 177–178, 214–215, 220, 395.

  67. Макарий (Миролюбов), еп. Архангельский и Холмогорский. Христианство в пределах Архангельской епархии. Изд-е императ. о-ва истории и древности России при Московском ун-те.— М., 1878. — С. 52.

  68. Малинина Н. Н. Сказание о моровой язве // Вологда: Краевед. альм. Вып. 2.— Вологда: «Русь», 1997. С. 620–630: ил. Коммент. в конце ст.

  69. Малиновский Ф., свящ. Описание собрания свитков, находящихся в Вологодском Епархиальном Древнехранилище. Вып. 8.— Вологда, 1905. — С. 14, 20.

  70. Малиновский Ф., свящ., Суворов Н. И. Описание собрания свитков, находящихся в Вологодском Епархиальном Древнехранилище. Вып. 10.— Вологда, 1908. — С. 7–8.

  71. Мелетий, архим. Историческое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря.— М., 1881. — С. 66, 192–195, 196–197.

  72. Месяца септембрия в 24 день житие и жизнь и отчасти чудес сказание преподобного отца нашего Галактиона Вóлогоцкого чюдотворца // Ркп. РНБ, ОСРК, Q.I.1211. Л. 90об.–109. — Л. 100об.–101.

  73. Мясникова Л. Н. О почитании вологжанами Семигородней иконы Успения Божией Матери // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 232–249.— Вологда: «Легия», 2000. — С. 249.

  74. Мясникова Л. Н., Якунина О. В. От первого городского головы до современного главы города Вологды (1785-1999 годы) // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 160–188.— Вологда: «Легия», 2000. — С. 161, 186.

  75. Никодим (Кононов), иером. “Верное и краткое исчисление, сколь можно было собрать, преподобных отец Соловецких, в посте и добродетельных подвигах просиявших, которые известны по описаниям”, и исторические сведения о церковном их почитании. Агиологические очерки.— СПб: Тип.— М. Акинфиева и И. Леонтьева, 1900. — 182 с. — С. 137–138, 140.

  76. Николаевский П., прот. Путешествие новгородского митрополита Никона в Соловецкий монастырь за мощами святителя Филиппа // «Альфа и Омега». 2001. № 3 (29). С. 160–191.

  77. Обетная грамота архиепископа Маркелла о хлебной руге священнослужителям Вологодской церкви Всемилостивого Спаса на Старой площади // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 155. С. 136–137.— Вологда: «Легия», 2004.

  78. Общественный мирской приговор вологжан о выделении средств на содержание вологодских церквей Всемилостивого Спаса и Дмитрия Солунского // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 143. С. 123–126.— Вологда: «Легия», 2004.

  79. Окружная царская грамота Маркеллу, архиепископу Вологодскому и Велико-Пермскому, о праздновании явлению чудотворной иконы Казанской Богородицы в 22 день октября // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 40. С. 61.— СПб, 1836.

  80. О распределении духовных имений и о сборе со всех архиерейских, монастырских и других церковных крестьян с каждой души по 1 рублю 50 копеек.— С приложением манифеста о подведомстве всех архиерейских и монастырских крестьян Коллегии Экономии, и штатов по духовной части // Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. Т. 2. Царствование государыни императрицы Екатерины II. 1762–1772. С. 166–200.— СПб: Синод. тип., 1910.

  81. Отписки Кирилло-Белозерского монастыря властям, о метеорах, явившихся в Белозерском уезде // Акты исторические, собранные и изданные археографической комиссией. Т. 4. 1645–1676. № 170. С. 330–331.— СПБ, 1842.

  82. Памятная книжка Вологодской губернии на 1861 г.— Вологда, 1861. — С. 44–45.

  83. Панченко О. В. Писатели и книжники Соловецкого монастыря XVII в. (20 – сер. 50 гг.): Дис. … канд. филол. наук.— СПб, 2002.

  84. Панченко О. В. Соловецкий сборник повестей о чудесах и знамениях 1662–1663 гг. // Книжные центры Древней Руси. Соловецкий монастырь: Сборник статей.— СПб: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2001. С. 444–464.

  85. Патриаршая грамота Маркеллу, архиепископу Вологодскому, о недержании в монастырях хмельного питья и о наблюдении за церковным благочинием // ААЭ. Т. 4. 1645–1700. № 325. С. 485–486.— СПб, 1836.

  86. Письмо из ВГИАХМЗ от 26.07.2006 г. № 1-2½0.

  87. Письмо из Спасо-Прилуцкого монастыря.

  88. Письмо священника Богоявленской церкви села Новой Ерги Иоанна монахам Кирилло-Белозерского монастыря // Переписная книга Сийского монастыря // Ркп. БАН, Арханг. Д. 375. Л. 82об.–84.

  89. Письмо священника Богоявленской церкви села Новой Ерги Иоанна монахам Кирилло-Белозерского монастыря // Ркп. РНБ, Сол. 1138/1248. Л. 293–294об.

  90. Письмо священника Богоявленской церкви села Новой Ерги Иоанна монахам Кирилло-Белозерского монастыря // Сборник агиографический. // Ркп. РНБ, собр. А. А. Титова, № 2478. Л. 159 об., 162об.–163об.

  91. Повесть о небесном знамении в Новой Ерге // Ркп. РНБ, ОСРК, О.I.304. Л. 16–18об.

  92. Повесть о небесном знамении в Новой Ерге // Ркп. РНБ, Сол. 1138/1248. Л. 294об.–295об.

  93. Подвысоцкий А. О. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении / Сост. А. Подвысоцкий.— СПб: Тип. Императорской Академии наук, 1885.

  94. Поручная запись посадских людей Ивана Тимофеева сына, иконника, и Якима Карпова сына архиепископу Маркеллу за Артемия Софонова сына, иконника, по прозвищу Фонарков, в том, чтобы ему не писать икон, не доучившись. 13 октября 1649 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 90. С. 90.— Вологда: «Легия», 2004.

  95. Послание некоего изуграфа Иосифа к цареву изуграфу и мудрейшему живописцу Симону Федоровичу // Древнерусское искусство. XVII век.— М.: Наука, 1964. С. 24–61.

  96. Православная энциклопедия. Т. 6: «Бондаренко – Варфоломей Эдесский».— М., 2003.

  97. Православный церковный календарь 2003.— М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви. — С. 82, 111.

  98. Православный церковный календарь 2006.— М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви. — С. 129.

  99. Преподобный Галактион Вологодский // ВЕВ. Прибавления. 1901. № 18. С. 518–519.

  100. Прохоров Г. М. Сказание Паисия Ярославова о Спасо-Каменном монастыре // Святые подвижники и обители Русского Севера: Усть-Шехонский Троицкий, Спасо-Каменный, Дионисьев Глушицкий и Александров Куштский монастыри и их обитатели / Изд. подг. Г. М. Прохоров и С. А. Семячко.— СПб: «Изд-во Олега Абышко», 2005. С. 7–44.

  101. Прохоров Г. М. Житие Иоасафа Каменского // Святые подвижники и обители Русского Севера: Усть-Шехонский Троицкий, Спасо-Каменный, Дионисьев Глушицкий и Александров Куштский монастыри и их обитатели / Изд. подг. Г. М. Прохоров и С. А. Семячко.— СПб: «Изд-во Олега Абышко», 2005. С. 45–76.

  102. Путешествие Новгородского митрополита Никона в Соловецкий монастырь за мощами Святителя Филиппа.— СПб, 1885.

  103. Ратшин А. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России.— М.: Изд-во «Книжная палата», 2000. — С. 349.

  104. Резухин А., прот. Церковная Вологда 1930-1940-х годов // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 756–822.— Вологда: «Легия», 2000. — С. 773–775.

  105. Рыжова Е. А. Антониево-Сийский монастырь. Житие Антония Сийского: Книжные центры Русского Севера.— Сыктывкар, 2000.

  106. Рыжова Е. А. Литературное творчество книжников Антониево-Сийского монастыря XVI–XVIII вв. // Книжные центры Древней Руси: Севернорусские монастыри. Т. 2 — СПб, 2000. С. 218–263.

  107. Савваитов П. И. Об учреждении Вологодской епархии // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 5. С. 164–169. — С. 167–168.

  108. Савваитов П. И. Об учреждении Вологодской епархии. Окончание // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 6. С. 196–198. — С. 198.

  109. Святский Д. О. Падение метеоритов в Белозерском крае 29 ноября (9 декабря) 1662 г. // Мироведение. 1929. Т. 18. № 5. С. 285–298.

  110. Севастьянова С. К. Материалы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона».— СПб, 2003.

  111. Синодик Соловецкого монастыря XVII– XVIII вв. // Ркп. ГМИР, кол. 3, оп. 1, № 392. — Л. 119.

  112. Сказание об Иринархе Соловецком // Соловецкий патерик // Ркп. РНБ, Соф. 452. Л. 325–336. — Л. 329об.–330, 332об.–334.

  113. Сказание о перенесении святых мощей святителя Филиппа, митрополита Московского и всея России, из Соловецкой обители в первопрестольный град Москву (из рукописного Сборника слов и повестей) // Соловецкий православный церковный календарь 1997.— Изд-е Соловецкого монастыря. С. 73–74.

  114. Слово на обретение честных мощей преподобнаго отца нашего Кирилла, игумена Новозерскаго, чюдотворца // Ркп. РНБ, ОСРК, Q.XVII.152. Л. 82–85об.

  115. Слово Преосвященного Павла, епископа Вологодского а Устюжского, по освящении нижнего храма преподобного Галактиона в новоустрояемой каменной церкви Знамения Прясвятыя Богородицы в Вологодском Спасо-Каменном Свято-Духовом монастыре 27 ноября 1867 г. // ВЕВ. Прибавления. 1867. № 24. С. 807–830.

  116. Соборное уложение 1649 г. // ПСЗРИ-1. Т. 1.— СПб., 1830. С. 1–161. — С. 110.

  117. Соколова Л. В. Житие Галактиона Вологодского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3: XVII в. Ч. 1: Л–Я.— СПб, 1992. С. 336–337 // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3: XVII в. Ч. 4: Дополнения.— СПб, 1992. С. 705.

  118. Сообщение Вологодского городового магистрата вологодскому землемеру Бровцыну о состоянии г. Вологды для составления Экономических примечаний к Генеральному межеванию земель. 8 декабря 1782 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 240. С. 204–208.— Вологда: «Легия», 2004.

  119. Спасенкова И. В. Церковная жизнь Вологды 1920-х-1930-х годов // Вологда: Краевед. альм. Вып. 3. С. 250–287.— Вологда: «Легия», 2000. — С. 260, 262, 280, 281–282, 286.

  120. Список Всех святых, в земли Российстей просиявших, поминаемых в Неделю 2-ю по Пятидесятнице // Минея май. Ч. 3. С. 355–380.— М.: Изд. Московской Патриархии, 1987. — С. 359.

  121. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви.— СПб, 1877. — Стб. 78 (№ 13), 729–730, 731, 816.

  122. Суворов И. Н. Письмо дядьки царя Алексея Михайловича, боярина Бориса Ивановича Морозова к Маркеллу, архиепископу Вологодскому и Белоезерскому, 1661 года, 17 февраля // ВЕВ. Прибавления. 1900. № 16. С. 414–415.

  123. Суворов. Н. И. Дополнения к статье «Об учреждении Вологодской епархии». Окончание // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 7. С. 235–239.

  124. Суворов Н. И. О болезни, посхимлении и смерти вологодского архиепископа Маркелла в 1663 году // ВГВ. 1860. № 26. С. 185–188.

  125. Суворов Н. И. Описание Вологодского кафедрального Софийского собора.— М., 1863. 191 с. — С. 10–13, 15, 77, 99.

  126. Суворов Н. И. Описание собрания свитков, находящихся в Вологодском Епархиальном Древнехранилище. Вып. 1.— Вологда, 1899. — С. 11.

  127. Суворов Н. И. Описание собрания свитков, находящихся в Вологодском Епархиальном Древнехранилище. Вып. 2.— Вологда, 1900. — С. 19–20.

  128. Суворов Н. И. Описание Спасокаменного, что на Кубенском озере, монастыря, ныне Спасопреображенская Белавинская пустыня.— Вологда, 1871. 87 с.

  129. Суворов Н. И. Описание Спасокаменного, что на Кубенском озере, монастыря, ныне Спасопреображенская Белавинская пустыня // ВЕВ. Прибавления. 1871. № 1–10.

  130. Суворов Н. И. Описание Спасокаменного, что на Кубенском озере, монастыря. 2-е изд.— Вологда, 1893. 90 с.

  131. Суворов Н. И. Описание Спасообыденной Всеградской, что в Вологде, церкви.— Вологда, 1860. 53 с. — С. 35–40.

  132. Суворов Н. И. Описание Спасообыденной Всеградской, что в Вологде, церкви. 2-е изд., испр. и доп.— Вологда, 1879. 34 с.

  133. Суворов Н. И. Описание Спасообыденной Всеградской, что в Вологде, церкви // ВЕВ. Прибавления. 1879. № 16. С. 335–357. № 17. С. 361–373.

  134. Суворов Н. И. Освящение перестроенной колокольни при Вологодском кафедральном соборе // ВЕВ. Прибавления. 1870. № 20. С. 687–691.

  135. Суворов Н. И. Почему одна местность в г. Вологде называется Владычною слободою? // ВЕВ. Прибавления. 1873. № 7. С. 292–299.

  136. Суворов Н. И. Приложения к третьему отделу статьи «Исторические сведения об иерархах Древне-Пермской и Вологодской епархии» // ВЕВ. Прибавления. 1865. № 22. С. 854–884. — С. 857–883.

  137. Суворов Н. И. Путешествие из Вологды в Москву Вологодского архиепископа Маркелла в сентябре 1651 года // ВГВ. 1860. № 6. С. 47–50. // ЯГВ. 1860. № 11. С. 83–85.

  138. Суворов И. Н. Сборник актов Северного края XVII в.— Вологда, 1926. — С. 18–19.

  139. Суворов И. Н. Сборник актов Северного края XVII–XVIII вв.: Машинопись.— Вологда, 1925. — С. 54–55.

  140. Суворов Н. И. Список архиереев Вологодской епархии // ВЕВ. Прибавления. 1898. № 15. С. 43–52.

  141. Суворов Н. И. Челобитная царю Алексею Михайловичу вологодского архиепископа Маркела о пожаловании Вологодскому архиерейскому дому вместо взятой в казну Никольской Владычной слободы некоторых слобод и деревень в Тотемском уезде. 1651 год // ВГВ. 1861. № 21. С. 150–151.

  142. Толстой М. В. Книга глаголемая Описание о российских святых, где и в котором граде или области или монастыре и пустыни поживе и чюдеса сотвори, всякого чина святых // ЧОИДР. Кн. 4.— М., 1887(8).— Репринт: С прибавлением полного списка рус. святых.— М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1995. — С. 142–143.

  143. Торжество освящении новоустроенного храма и перенесения в оный мощей Св. Благоверного Князя Иоасафа Каменского в Вологодском Спасокаменном Духове монастыре, 27 Ноября 1867 года // ВЕВ. Прибавления. 1867. № 24. С. 830–837.

  144. Т-цкий А. Страшное знамение (страничка неизданного архивного документа) // «Историческая летопись». Прил. к журналу «Русский паломник». 1914. № 9. С. 1076–1077.

  145. Успенский Н. П. Белозерская старина. Материалы для истории Бела-озера посада и уезда в XVII в. // Памятная книжка Новгородский губернии на 1894 г. С. 1–79.— Новгород, 1894.

  146. Федотов Г. П. Святой Филипп, митрополит Московский.— Париж, 1928

  147. Федотов Г. П. Святой Филипп митрополит Московский.— М.: МП «Стрижев-центр», 1991. — С. 97–102.

  148. Федышин Н. И. Софийские колокола // Послужить Северу… Историко-художественный и краеведческий сборник.— Вологда, 1995. С. 172–180.

  149. Хронограф. Глава 188. Царство государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца // Ркп. ГИМ, Музейское собрание, № 1150. Л. 525–535. — Л. 529–531об.

  150. Челобитная архиепископа Маркелла царю Алексею Михайловичу об оскудении архиерейской казны в связи с передачей Никольской слободы в посад. 1651 г. // Старая Вологда. XII – начало XX в. Сборник документов и материалов. № 153. С. 135–136, 485.— Вологда: «Легия», 2004.

  151. Чин избрания патриарха Иосифа на патриарший престол // ДРВ-2. Т. 6. С. 230.— М., 1788.

  152. ГАВО. Ф. 53. Oп. 2. Д. 276. Л. 85.

  153. ГАВО. Ф. 366. Oп. 5. Д. 74. Л. 17.

  154. ГАВО. Ф. 476. Oп. 1. Д. 10. Л. 17.

  155. ГАВО. Ф. 512. Oп. 1. Д. 58. Л. 46–46об.

  156. ГАВО. Ф. 585. Oп. 1. Д. 237. Л. 37.

  157. ГАВО. Ф. 1260. On. 14. Д. 8. Л. 1.

  158. ГАВО. Ф. 1260. On. 42. Д. 14.

  159. ГАВО. Книга переписная с мерой 1711 и 1712 годов: переписи и меры Ивана Шестакова и Василья Пикина. № 7847.

  160. РГАДА. Ф. 153. On. 1. Д. 24. 1652 г. Июль. «Чин избрания, наречения и посвящения патр. Никона».— Л. ____.

  161. Ркп. РГБ, Унд., № 132. Л. 15об.–16об.

Принятые сокращения

ААЭ
Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографической экспедицией Императорской Академии наук
БАН
Библиотека Российской Академии наук, Санкт-Петербург
ВГВ
Вологодские губернские ведомости
ВГИАХМЗ
Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
ВЕВ
Вологодские епархиальные ведомости
ГАВО
Государственный архив Вологодской области
ГИМ
Государственный исторический музей, Москва
ДРВ-2
Древняя российская вивлиофика, содержащая в себе: собрание древностей российских, до истории, географии и генеалогии российския касающихся; изданная Николаем Новиковым, членом Вольного Российского собрания при Московском университете; издание второе, вновь исправленное, умноженное и в порядке хронологической по возможности приведенное.— М., 1788–1791. 20 т.
ИАХМ
Историко-архитектурный и художественный музей «Новый Иерусалим», г. Истра
ИИМК РАН
Институт истории материальной культуры Российской Академии наук, Санкт-Петербург
НБРК
Национальная библиотека Республики Карелия, г. Петрозаводск
ПСЗРИ-1
Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1 (1649–1825 гг.).
???
Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи
ПСРЛ
Полное собрание русских летописей
РАН
Российская Академия наук
РГАДА
Российский государственный архив древних актов, Москва
РГБ
Российская Государственная библиотека, Москва
Ркп.
Рукопись
РНБ
Российская Национальная библиотека, Санкт-Петербург
ЧОИДР
Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских
ЯГВ
Ярославские губернские ведомости

Примечания

1) Следует иметь в виду, что по нормам церковно-славянского языка ударение в слове «Вологодский», происходящем от названия реки Вóлогды, следует ставить на первом слоге – Вóлогодский.

2) В вечном заупокойном синодике Соловецкого монастыря поминался «Род игумена Маркела Соловецкаго: Иакинфа, Иванна, Илии, Евдокии, Лукиана, Марии, Алексиа, Татианы, Козмы, Стефана, Пахкратиа, Феодосии, инока Мисаила, свяшенноинока Инокеньтиа, игумена Леонида, Артемиа» [111, л. 119; 83].

3) Игум. Варфоломей (Коноплев), соловецкий постриженик, возглавлял Соловецкий монастырь в 1636–1639 гг. [27, с. 137].

4) Преподобный Иринарх, соловецкий постриженик и игумен, возглавлял Соловецкий монастырь в 1614–1626 гг. Память его совершается 17 (30) июля.

5) После игумена Варфоломея в течение года настоятельствовал игум. Паисий (Дворянинов), соловецкий постриженик и казначей [27, с. 138].

6) Все цитаты из рукописных источников, а также печатных, изданных до реформы орфографии, передаются с использованием следующих принципов. По возможности сохраняются орфография и пунктуация источника, за исключением тех случаев, когда авторские знаки препинания затрудняют понимание текста. Там, где в окончаниях слов есть отклонения от правил дореформенной орфографии, окончания приведены в соответствие с этими правилами. В окончаниях слов убраны твердые знаки; буквы, отсутствующие в современном алфавите, заменены соответствующими буквами современного алфавита.

7) Соборный старец Соловецкого монастыря Иларион в 1640 г. был назначен игуменом Троицкого Макариева Калязинского монастыря. Вернувшись осенью 1643 г. в Соловецкий монастырь, он снова был принят в число соборных старцев.

8) Церковь прпп. Зосимы и Савватия в то время была придельной в соборном храме Преображения Господня. Впоследствии этот придел вошел в состав нового Троице-Зосимо-Савватиевского собора.

9) Патриарх Иоасаф I скончался 28 ноября 1640 г. [65, с. 325].

10) Митр. Макарий (Булгаков) в своей «Истории Русской церкви» называет его игуменом Святогорским [65, с. 326]. Однако в источнике, из которого митр. Макарий заимствует эти сведения, он назван «Снятогорским» [151; с. 230]. Согласно «Спискам иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви», кандидат на патриарший престол Макарий в 1641–1643 гг. был архимандритом Снетогорского Рождества Богородицы монастыря [121, стб. 390].

11) Мраз – мороз.

12) Ими́ ми веру – верь мне.

13) Т. е. не будет возможности выходить в море на промыслы и отправляться на материковые службы. Лóдией на севере обычно называли трехмачтовое мореходное палубное судно длиной 6–12 сажень (12–25 м), грузоподъемностью до 12 тысяч пудов (192 т). Лодией могли также называть и кáрбас – гребное парусное судно для речного и прибрежного морского плавания длиной в 18–25 футов (5–8 м) и более, грузоподъемностью до 2 тысяч пудов (32 т) [93, с. 63, 80].

14) Память пророка Илии празднуется 20 июля (2 августа).

15) В 1643 году это было 20 мая (ст. ст.).

16) Кинови́я – общежительный монастырь (от греч. κοινός – общий, и βιός – жизнь).

17) Святитель Филипп, митрополит Московский и всея России (мученически скончался в 1569 г.), соловецкий постриженик и игумен, возглавлял Соловецкий монастырь в 1548–1566 гг. Общецерковная память его совершается 9 (22) января, 3 (16) июля и 5 (18) октября.

18) 1 сажень – 3 аршина, или 2.134 метра.

19) Т. е. без четверти.

20) Дворник – человек, живущий на монастырском дворе с условием ухода за ним (Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь).

21) По-видимому, подразумевается выполнение «черной работы».

22) Т. е. деревянные клетские.

23) Переписные книги – поименные подворные переписи мужского населения с описанием земель и угодий для обложения тяглом в XVII – XVIII вв.

24) О Нижнем посаде см. далее.

25) Полтретья – два с половиной.

26) 1 аршин равен 0.711 метра.

27) Стая – стойло, загон для скота.

28) Жир – жилье. Двоежирный – двухэтажный (Архангельский областной словарь.— М., 1999. Вып. 10. С. 311; Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей. Вып. 1.— СПб., 1994; Словарь областного Вологодского наречия // По рукописи П. А. Дилакторского, 1902 / СПб., 2006). По другому толкованию, двоежирный – состоящий из двух построек, срубов (Словарь русского языка XI–XVII вв.— М., 1977. Вып. 4. С. 185).

29) В одной связи – под одной крышей.

30) Манифест императрицы Екатерины II о секуляризации церковных земель был подписан 26 февраля 1764 г. Все населенные церковные земли, большая часть которых принадлежала монастырям, переходили в казну [80].

31) Вологодское наместничество было учреждено указом императрицы Екатерины II 25 января 1780 г. [45].

32) Первым Вологодским генерал-губернатором был А. П. Мельгунов (1722–1788) [45, с. 498].

33) По другим сведениям, в 1831 г. [86].

34) Император Александр II посетил Вологду 15 июня 1858 г. [26].

35) Губисполком – губернский Исполнительный комитет Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

36) Царь Михаил Феóдорович Романов скончался в ночь с 12 на 13 июля 1645 года. На царство был избран его 16-летний сын Алексей Михайлович.

37) Первым Всероссийским Патриархом 23 января 1589 г. был избран Московский митрополит И́ов.

38) Съезжая, или приказная изба – в России XVII века канцелярия воеводы.

39) Губная изба – на Руси XVI–XVII вв. канцелярия губного старосты – главы органа местного самоуправления, исполнявшего судебно-полицейские функции на территории данного уезда.

40) Калашный ряд – хлебный ряд. Название происходит от слова «калач» (древняя форма – «колач»), которым называли белый хлеб, выпеченный в форме замкá с дужкой или с двумя согнутыми рожками, а также вообще пшеничный хлеб любой формы.

41) Вотчина – земельная собственность с правами полной частной собственности на неё.

42) Соборное уложение 1649 г. – свод законов Русского государства, принятый Земским собором 1648–1649 гг. при царе Алексее Михайловиче. Основной закон в России до первой половины XIX в.

43) Тяглые, или тягловые люди – обложенные тяглом, т. е. податной повинностью хозяйств по отношению к государству, взимавшейся с трудоспособных членов семьи.

44) Царьград – принятое на Руси название Константинополя – столицы Византийской империи. Ныне Стамбул – крупнейший город Турции, расположенный на обоих берегах пролива Босфор у Мраморного моря. В соответствии с постановлением Второго Вселенского собора (381 г.) константинопольский епископ по преимуществам чести следовал за римским епископом; с начала VI в. он стал именоваться Вселенским Патриархом.

45) 1 Кор. 14:19.

46) Синклит – собрание, заседание избранных или высокопоставленных лиц, «совет старейшин».

47) Крылос – клирос.

48) Здесь: без венчания.

49) Пеня – наказание, штраф.

50) Иконы было принято не продавать, а менять, поэтому тех, кто этим занимался, именовали «иконными сменщиками».

51) Иконный ряд находился неподалеку от церкви Благовещения, на углу современных улиц Благовещенской и Батюшкова.

52) Варлаамиев Спасо-Преображенский Хýтынский мужской первоклассный монастырь является одним из древнейших на севере России монастырей. Он основан во 2-й половине XII в. прп. Варлаамом († 1192 г., память 6 ноября ст. ст.) на берегу реки Волхова в 10 верстах от Новгорода на уединенном месте, называемом «Хýтынь» – худое место.

53) Никон – в миру Никита Минин. Будучи насельником Троицкого Анзерского скита Соловецкого монастыря, в 1636 г. принимает монашеский постриг с именем Никон от скитоначальника прп. Елеазара Анзерского. В 1639 г. Никон переходит в Кожеезерскую обитель, а в 1643 г. поставляется игуменом этой обители. В 1646 г. игумен Никон назначается архимандритом Ново-Спасского монастыря в Москве. 11 марта 1649 г. возводится в сан митрополита Новгородского. 25 июля 1652 г. становится Русским Патриархом. 10 июля 1658 г. оставляет патриаршую кафедру. Скончался 17 августа 1681 г.

54) Преподобный Елеазар, соловецкий постриженик, в 20-х гг. XVII в. основал Троицкий скит на о. Анзер Соловецкого архипелага. Управлял скитом до своей кончины, последовавшей в 1656 г. Память его совершается 13 (26) января.

55) Сарская, или Сарайская епархия учреждена в 1261 г., в Великом Сарае, столице Золотой Орды (в районе нынешнего города Волжского на рукаве Волги – Ахтубе). Сарайский архиерей был наставником и учителем князей, томившихся в Орде, и целых тысячей русского народа, захваченных в плен татарами, и оставшихся в Орде в виде рабов. С 1310 г. епархия именовалась Сарской и Подонской (т. е. по реке Дону). В 1454 г. кафедра из Великого Сарая перенесена в Москву на Крутицы (названные по крутой, гористой местности) и стала именоваться Крутицкой. Иерархи ее становятся ближайшими административными помощниками Первосвятителей Русской Церкви. Так, с 1551 года преимущество замещать вакантную Первосвятительскую кафедру (во время ее вдовства) предоставлено соборными правилами Сарскому владыке. С 1920 г. Крутицкий и Коломенский владыка является Патриаршим Наместником, управляющим по уполномочию Святейшего Всероссийского Патриарха патриаршей областью, состоящей из Московской епархии, патриарших ставропигий и проч.

56) Текст грамоты дан в адаптированном виде.

57) С 2005 года день празднования Казанской иконы Божией Матери 4 ноября по новому стилю – в память избавления России от польско-литовского нашествия в 1612 г. – снова стал в России общегосударственным праздником, именуемым «День народного единства» (Федеральный закон «О внесении изменений в ст. 112 Трудового Кодекса РФ» № 201-ФЗ от 29.12.2004).

58) Кириллов Новоезерский Воскресенский мужской монастырь основан в 1517 г. преподобным Кириллом, происходившим из дворянского рода Белых, на острове Красном Нового озера, в 30 верстах от г. Белоезерска (ныне – п/о Анашкино Белозерского района Вологодской области, остров Огненный). В настоящее время на территории монастыря располагается исправительная колония для особо опасных преступников, которым высшая мера наказания заменена пожизненным заключением.

59) Боярин Борис Иванович Морозов был воспитателем молодого царевича Алексея Михайловича и в первые годы его царствования фактически управлял страной.

60) Прп. Кирилл Новоезерский преставился 4 февраля 1532 г.

61) Варлаам (Старорушин) хиротонисáн во епископа Ростовского и Ярославского в 1619 г. с возведением в сан митрополита. В 1634 г., после преставления Патриарха Филарета, Варлаам был одним их трех кандидатов на патриарший престол. Скончался 9 июля 1652 г. при встрече в Москве мощей свт. Филиппа, митрополита Московского, игумена Соловецкого [96, с. 608–609].

62) Мотчати – медлить, мешкать.

63) Сямский Богородице-Рождественский мужской монастырь основан в 1524 г. Закрыт в 1924 г. В настоящее время находится в полуразрушенном состоянии.

64) Кирилло-Белоезерский мужской монастырь основан в 1397 г. архимандритом московского Симонова монастыря прп. Кириллом (†1427 г., память 9 июня ст. ст.) на берегу Сиверского озера. В настоящее время находится на территории г. Кириллова Вологодской обл.

65) В 1919 г. мощи прп. Кирилла Новоезерского подверглись осквернению. По указанию прибывших в монастырь представителей уездной советской власти местный фельдшер вскрыл раку, ножом распорол облачение и раскрыл останки преподобного. Сразу же был составлен и протокол вскрытия мощей. На заседании Белозерского уездного исполнительного комитета 11 июня 1919 г. обсуждался вопрос о дальнейшей судьбе мощей. Постановили: «…Кости вскрытых мощей поручить врачу таковые обезвредить, положить в деревянный гроб и поставить на прежнее место».

66) Спасо-Каменный Преображенский мужской монастырь является одним из древнейших русских монастырей. Он основан в 1260 г. Белоезерским князем Глебом Васильковичем, внуком великого князя Ростовского Константина Всеволодовича. К настоящему времени почти полностью разрушен. Главный собор монастыря, Спасо-Преображенский, был взорван в 1937 г. Значительное разорение монастыря произошло в 1960-е годы. С 1991 г. началось его восстановление.

67) Прп. Иоасаф Каменский, в миру князь Андрей Димитриевич, с юных лет подвизался в Спасо-Каменном монастыре. Скончался еще совсем молодым 10 сентября 1453 г., достигнув «высших степеней совершенства» [130, с. 7–8]. В скором времени по преставлении прп. Иоасафа начались чудеса при его гробе, что послужило основанием для причисления его к лику святых.

68) По другим сведениям, 3 сентября 1472 г. [130, с. 8, 9].

69) Т. е. крест длиной в три пяди. Пядь – старинная русская мера длины, равная расстоянию между концами растянутых большого и указательного пальцев (около четверти аршина). Пядь равна 17.78 см, соответственно 3 пяди – 53.34 см.

70) Дощаник – речное плоскодонное судно.

71) Следует отметить, что Н. И. Суворов, указывая при публикации дневника архиепископа Маркелла год путешествия 1651 от Рождества Христова, допустил ошибку в пересчете приведенного в дневнике 7159-го года, не приняв во внимание того, что по летоисчислению от Сотворения мира год начинается с 1 сентября, а не с 1 января.

72) Подмога – приспособление у телеги, возка и т. п., служащее для укрепления колес (Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей.— СПб., 1999. Т. 4. С. 645).

73) Алтын (от тат. алтын – золото) – старинная русская монета, равнявшаяся 6 московским или 3 новгородским деньгам. 200 московских или 100 новгородских денег составляли рубль. Новгородская деньга позднее получила наименование копейки.

74) Иноходец – лошадь, естественным способом передвижения которой является и́ноходь. Обычно лошадь переставляет ноги последовательно по диагонали – сперва правую заднюю, потом левую переднюю, затем левую заднюю и правую переднюю и т. д. Иноходцы же переставляют то обе правые, то обе левые ноги. Иноходь при езде верхом удобна для всадника, поскольку лошадь переваливается с ноги на ногу и совсем не трясет, поэтому иноходцы весьма ценились.

75) Т. е. на все 4 ноги.

76) Ключник, или клюшник – должностное лицо, в ведении которого находились продовольственные запасы и ключи от мест их хранения.

77) Во время длительных переходов лошади часто натирали себе мозоли, сбивали холки и т. п. Для лечения этих болезненных явлений раньше широко применяли следующий способ. Специальной зáволочной иглой под кожей на месте страдания протягивалась длинная тесьма или пучок ниток, пропитанные скипидаром или другим раздражающим средством. Зáволока держалась недели две и, вызывая сильное нагноение, служила «отвлечением на кожу».

78) Обод деревянного колеса оковывали металлической полосой, которая называлась шиной. Рванями (в наше время – обоймой) называли полоски листового железа, охватывающие обод колеса и придерживающие шину, чтобы она не снялась, если обод усохнет. Вероятно, применялся метод заклёпывания шины к «рвани» через отверстия в шине, ободе колеса и рвани. Заклёпки использовались с конусной шляпкой и вставлялись разогретыми. Этот метод позволяет оставить внешнюю сторону шины ровной, в отличие от того, если бы рвань накладывали внахлест, прямо поверх шины.

79) Отсюда можно заключить, что при Вологодском архиерейском дворе пользовались новгородскими деньгами.

80) Святитель Филипп претерпел мученическую кончину 23 декабря 1569 г. в Тверском Óтроче монастыре, где находился в заточении. В 1591 году, при царе Феодоре Иоанновиче, по ходатайству прп. Иакова, игумена Соловецкого, который сам был учеником Филиппа, мощи святителя были привезены в Соловецкий монастырь и 8 августа погребены в могиле, приготовленной им самим. В последних числах мая 1646 г., по повелению царя Алексея Михайловича и с благословения патриарха Иосифа, при соловецком игумене Илие, нетленные мощи святителя были подняты из земли и перенесены в Спасо-Преображенский собор монастыря.

81) Николаевский Корелький монастырь был основан прп. Евфимием Корельским в конце XIV – начале XV в. в месте впадения Никольского рукава Северной Двины в Белое море. Монастырь был закрыт в 1920 г. В 1936 г. при основании города Северодвинска Архангельской области монастырские здания оказались на территории строящейся судоверфи. 22 июля 2004 г. в главном – Никольском соборе бывшего монастыря возобновилась регулярная богослужебная жизнь; собор получил статус заводского храма.

82) Корнилий хиротонисáн во епископа Казанского и Свияжского 13 января 1650 г. с возведением в сан митрополита. Скончался 17 августа 1655 г. Погребен в кафедральном соборе г. Казани.

83) Басмáнный или бáсменный – с рельефным рисунком, полученным тиснением.

84) Цáта – древнерусское золотое или серебряное украшение иконы, имеет вид дуги (воротника) и прикрепляется к окладу возле шеи изображенного святого.

85) В настоящее время эта площадь носит название «площадь Революции».

86) Скалá – береста: верхняя, белая кора березы. Скалу сбивают (скалывают) с дерева.

87) Название «всеградской» присвоено ей потому, что по общественному приговору горожан она получала содержание свое и своего причта из доходов всего города [131, с. 5–6].

88) Рýга – государственное жалованье хлебом и деньгами, выдававшееся церквам и монастырям, не имевшим земельных владений.

89) По другим сведениям, сама икона не сохранилась, а в запасниках Вологодского музея-заповедника находится ее копия 1755 года, на окладе которой выгравирована надпись, повторяющая надпись подлинника [68, с. 620].

90) Преподобномученик Галактион (в миру Гавриил Иванович Бельский) подвизался подвигом отшельничества в окрестностях Вологды. Был убит при разгроме Вологды литовскими войсками в 1612 г. Память совершается в день кончины, 24 сентября (7 октября) [16].

91) Вологодский в честь Сошествия Святого Духа на апостолов мужской монастырь (Галактионова Знаменская пустынь) основан между 1627 и 1632 гг. на месте кельи, в которой подвизался и был погребен прмч. Галактион Вологодский. Монастырь был закрыт в 1918 г. С конца 1920-х гг. территорию обители занимало подразделение 10-й стрелковой дивизии, затем отделение ОГПУ, в настоящее время – стадион «Динамо» [15]. Постройки монастыря в разной степени сохранились; в частности, в бывшей Свято-Духовской церкви в настоящее время находится Управление ФСБ по Вологодской обл.

92) По другим сведениям, в 1652 г. [12, с. 244].

93) Это почитание связано со следующим событием, о котором повествуется в житии прмч. Галактиона. Однажды во время засухи Вологодский архиепископ с городским духовенством пришел с крестным ходом в храм Св. Троицы, находившийся неподалеку от кельи подвижника. По просьбе архиепископа святой, вопреки своему обету, покинул келью и пришел на богослужение. Сильный дождь, пролившийся после службы, люди восприняли как милость Божию, проявившуюся по молитвам святого [72, л. 94об.; 16, с. 286].

94) Т. е. 27 * 11 * 7 м.

95) Более 16.6 т.

96) Письмо это было найдено в переписной книге (описи имущества) Антониева Сийского монастыря [88; 10, с. 110; 144; 109, с. 286, 288]. Живоначальной Троицы Антониев Сийский мужской монастырь основан прп. Антонием в 1520 г. на мысу Большого Михайлова озера в Архангельской губернии (в настоящее время – Холмогорский район Архангельской области). Через озеро протекает река Сия, давшая название монастырю.

97) Село это, ныне несуществующее, в то время вотчина Кирилло-Белоезерского монастыря, находилось невдалеке от села Воскресенского, примерно в 30–40 км к северу от Череповца.

98) Т. е. вверху над головой, в зените.

99) Кудéль – вычесанный и перевязанный пучок льна или конопли, приготовленный для пряжи.

100) Преподобный Феодосий (Лебедев), сийский постриженик и игумен, возглавлял Антониев Сийский монастырь в 1644–1652 и 1663–1687 гг. Скончался 29 октября 1687 г. и погребен в Сийском монастыре [47; 105, с. 128–129; 106]. Память совершается в день кончины, 29 октября (11 ноября).

101) Текст письма дан в адаптированном виде.

102) Вероятно, имелась в виду стена монастырской крепости.

103) Подробный анализ документальных свидетельств падения метеорита в Белозерском крае был опубликован в 1929 г. в журнале «Мироведение» Д. О. Святским [109] – одним из членов Ленинградского «Русского Общества любителей мироведения», объединявшего любителей астрономии. Это было, по-видимому, одно из последних его исследований. 27 марта 1930 г. Святский был арестован по сфабрикованному обвинению в участии в якобы существовавшей «контрреволюционной группировке в Русском Обществе любителей мироведения».

104) Изустная роспись – духовное завещание, составленное со слов того, кто завещает.

105) Цках – «дсках», досках.

106) Головщик – руководитель церковного хора и ведущий певец. Иногда исполнял соло все песнопение или его начало (запев). Был знатоком церковной службы, традиций пения по крюкам, обладал хорошим голосом. С развитием партесного пения головщика заменяет регент.

107) Мыт – проезжая пошлина, взимаемая при провозе товаров через внутренние заставы.

108) Как разъясняет соловецкий архимандрит Досифей, «в старину все монашествующие всемерно старались соблюдать то предание, чтоб, согласно с обещанием своим при пострижении, окончить жизнь свою в том монастыре, в котором они пострижены были. Даже многие из Российских Иерархов изъявляли последнюю волю свою в духовных завещаниях о погребении их в тех монастырях, где они поступили в монашество, что и называлось тогда местом обещания» [27, с. 132].

109) Пристали – устали, выбились из сил.

110) Этот документ, как и процитированные ранее отписки, касающиеся последних дней жизни и преставления архиепископа Маркелла, хранились в архиве Вологодской консистории склеенными в одном свитке.

111) Иона (Сысоевич) 15 августа 1652 г. был хиротонисáн во епископа Ростовского и Ярославского Патриархом Никоном с возведением в сан митрополита. Управлял епархией до удаления на покой 5 июля 1690 г. Скончался 20 декабря 1690 г. Погребен в ростовском соборе.

112) Архим. Варфоломей, соловецкий постриженик, возглавлял Соловецкий монастырь в 1660–1666 гг.

113) 1663 г. от Рождества Христова.

114) Плита эта была найдена в августе 1997 г. в результате раскопок, проводимых В. А. Буровым, в 3-й бойнице подошвенного боя крепостной стены к северу от Архангельской башни в слое мусора, относящегося ко времени пребывания на Соловках школы юнг и учебного отряда Военно-морского флота (1939–1957 гг.) [5, с. 33–34, 123–125; 6, с. 79].

115) Соловецкая археологическая экспедиция по изучению территории Соловецкого монастыря была образована в 2001 г. Соловецким государственным историко-архитектурным и природным музеем-заповедником на смену Соловецкому отряду Института археологии РАН. Руководитель экспедиции – ст. научн. сотр., канд. ист. наук В. А. Буров.